FRPG "Портал"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG "Портал" » Тюрьма » Подвальные карцеры и камеры строго режима


Подвальные карцеры и камеры строго режима

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Особо опасных и буйных ждёт участь попасть именно сюда. По сути своей, это простые каменные мешки без окон и закрывающиеся тяжёлой металлической дверью с двумя небольшими отверстиями - глазок наверху и щель для еды. В некоторых камерах проблема с вентиляцией, поэтому зачастую заключённые здесь и умирали.
Чем дальше мешок находится от входа, тем опаснее преступники, что там сидят. По факту камеры строго режима и карцеры ничем не отличаются - нужник и железная кровать со старым матрасом или же совсем без него.

0

2

Стражи порядка

http://uploads.ru/t/u/X/c/uXcLq.jpg

Школа №2 >>>

Капитан хмыкнул на реплику одного из пойманных. Потом хлопнул его по плечу и бесцеремонно развернул в сторону полицейского грузовика.
- Получу ответы на все свои вопросы, говоришь? - полисмен хохотнул. - И даже почему хлеб подорожал и какая завтра будет погода? Не думаю. Но можешь не беспокоиться - мои хлопцы найдут девочку, если она там есть.
Когда "подозреваемых" грузили в машину, он добавил:
- Ну а поесть может в тюрьме успеешь. Авось к ужину туда приедем, - капитан хохотнул и захлопнул дверцу грузовика. - Так что и здесь тоже не беспокойся, - похлопав по стенке, добавил он.
Грузовик тронулся и не спеша поехал в сторону тюрьмы.

***

По дороге второй пойманный стражами порядка, который и не разговаривал при задержании, потерял сознание. От чего и почему, никто не вдавался в подробности, но всё списали на порез на груди. И его снесли в отдельную камеру и прислали к нему врача.
- А шутника вот в эту, - сказал капитан, пнув дверь в карцер. - Посиди тут пока, - добавил он, когда человека проводили мимо.
Камера на удивление была хорошей - запахов практически не было, на железной койке постелен почти свежий матрас. В принципе, если капитану не изменяла память - здесь недавно сидел какой-то буйный товарищ и после него всё пришлось поменять и почистить.
Остальные карцеры были пустыми, ну разве что за исключением того, что был напротив только что занятой камеры. Там и сидел этот некий политический заключённый. Его глаза как раз сверкали через узкую щель в дверце для пищи. Полисмен грозно на него посмотрел и, для порядка, стукнул рукой по двери. Заключённый отпрянул, но потом вновь придвинулся. Страж порядка ещё раз стукнул по двери, но уже ногой. Всё повторилось.
- Ладно, хрен с тобой, - отмахнулся капитан и посмотрел как закрывают дверь к свежеиспечённому заключённому. - Посиди тут, скоро за тобой вернутся, - повторил он. - А я пока посмотрю как другую сторону драки допрашивают.
Вскоре коридор опустел. Лишь пара фонарей ближе ко входу работало, остальные давно перегорели. А менять было лень. Да и зачем обеспечивать светом заключённых?..
- Эй, ты там как? - прозвучал голос с противоположной стороны коридора.
Сразу видно, что человек давно ни с кем не разговаривал...

0

3

Поняв, что капитан настроен не на шутку, а вид у него был еще тот - то ли строгий, то ли равнодушный - Фауст, без каких либо сопротивлений, вошел в грузовик, а потом уселся там, где попало. Удобного места здесь все равно вряд ли найдешь, да и нужно ли это сейчас заключенному и тратить на это несколько секунд своего времени, когда по пути можно просто отдохнуть?  Услышав последние реплики полисмена, Куроки лишь с незаметной улыбкой на лице и спокойным, казалось смиренным голосом молвил:
-А я и не знал, что хлеб, нынче, успел подорожать. -
Грузовик тронулся медленно, будто водитель все же заботился о заключенных, и все же лежавшие на дороге камни и всякого рода неровности заставляли машину слегка подпрыгивать, но это не помешало Куроки принять позу лотоса и, расправив ладони и поставив тыльную их часть на колени, приняться за медитацию.
"Будь безмятежен, отрекись от мира сего..." - повторяя про себя мантру, Фауст ушел за пределы своей вселенной.

***

Вот не задача: до прибытия в тюрьму, союзник Фауста успел потерять сознание. А ведь он даже не успел спросить его имени, что не могло не опечалить Куроки. Слегка взяв его за запястье, он прощупал пульc. "Хвала небесам, он еще жив" - проскользнула подобная мысль в голове сутенера, как вдруг грузовик остановился. Кинув свой взгляд на двери, Куроки ожидал их открытия, после чего он все с той же улыбкой посмотрел на появившегося капитана. Не дав полисмену сказать и слово о том, что могло случиться и дать возможность задать лишние вопросы, -Ему стало плохо по дороге, требуется медицинская помощь. - молвил тот с чуть обеспокоенным голосом.
Прошло некоторое время, как они уже были в здании тюрьмы. -Ух ты, а камера не плоха- с этими словами Фауст вошел в карцер, тут же подойдя к кровати и усевшись, и даже попрыгав на нем, он продолжил: -А почему здесь так пусто? Я думал заключенных поболе будет. Какие у нас в городе добропорядочные и законопослушные люди-  все так же стараясь занять себя какой - либо шуткой или же просто поддержать разговор с полисменом, Куроки с улыбкой на лице не мог позволить себе омрачиться. А почувствовав на себе чей - то взгляд и вовсе получил дополнительный прилив сил. Но уже через несколько минут капитан их покинул, а с противоположной камеры послышался чей - то голос.
-Спасибо, вроде в порядке.- молвил Фауст, будто общаясь с невидимкой. -Извините, а кто Вы? Раз сидите в заключении, человек не лучших кровей, видимо, или я ошибаюсь?-
Куроки, не торопясь, прилег на матрас, и приподняв ноги и упершись ими об стену, а за голову поставив руки, насвистывая продолжил:
-Скажи мне, за что ты тут?- перешел Фауст резко на ты, ведь лица своего собеседника он все равно не видел.

Отредактировано Фауст (29-05-2012 20:47:35)

+1

4

Стрелки настенных часов в кабинете начальника приблизились к верхней точке, когда Алиса Лиддел устало потерев воспаленные глаза, откинулась на спинку кресла. Отложив в сторону очередное дело, Алиса  уставилась невидящим взглядом в темноту давно погасшего камина. Маятник  на каминной полке мерно раскачивался из стороны в сторону, чуть слышно тикали узорные стрелки, отсчитывая секунды и минуты новорожденной среды.
Судья вдыхала промозглый, спертый от долгого пребывания в закрытой комнате воздух и прислушивалась к монотонной пульсации боли в голове. Эта боль начиналась где-то в затылке и разливалась по темени, отдавала в виски и лоб особенно сильными, долгими ударами. Словно молот бил по наковальне.
-Ну, и кто ты у нас? – массируя виски, Алиса посмотрела на дело одного из заключенных. Почему-то именно этот субъект не давал ей покоя целый вечер. В нем явно что-то было не так. 
Тихий стук в дверь оторвал девушку от созерцания своих мыслей. Буркнув далеко недружелюбное «войдите» судья поспешно застегнула верхние пуговицы блузки и заняла более благопристойную позу. Когда на пороге показался полицейский из ночного патруля, Алиса недовольно дернулась и  бросила на него весьма красноречивый взгляд.
- Мадам уже немного поздно…
- Вы все сказали? - раздраженно осведомилась Судья. – Политический еще тут?
-Да, он в подвале, в камере стро…
Властный жест – и мужчина уже поспешно закрывал скрипучую дверь с другой стороны.
Поднявшись с кресла, Алиса снял с крючка у двери мантию на шерстяной зеленой подкладке и накинула ее на плечи. Осмотрев кабинет последний раз, девушка вышла в коридор, осторожно прикрыв за собой дверь.
Вздохнув  полной грудью затхлый воздух небольшого коридора, Алиса перевела взгляд на не зашторенное окно. Высокое, готическое, в обрамлении рамы из черного дерева. Сквозь мутное стекло в комнату проникал слабый свет растущего месяца: то разливался голубоватой лужицей по выцветшему ковру на полу, то почти полностью мерк. Это настоящий месяц там, высоко над городом, его крышами, выскальзывал и снова нырял в рваные клочья темных туч.
Какое-то время Алиса стояла не шелохнувшись, глядя на эти призрачные, туманные лучи. Надоели все эти заключенные, надоела эта тюрьма.  Тяжело вздохнув, судья закуталась  в мантию, скомкала переднюю часть ее воротника в кулаке и направилась в сторону камер строгого режима.

- Есть кто? – холодно осведомилась судья, и в ее груди шевельнулось неприятное предчувствие.
Ее глубокий голос растворился в пустоте полутемного подвального помещения. Машинально отряхнув и расправив складки мантии, судья огляделась и напряженно прислушалась. От царившей тишины тут же сдавило виски и заложило уши. В коридоре, как и обычно, горели только два фонаря, испуская ровный обморочный свет.  Это место всегда навевало Алисе жутковатые мысли о погребении заживо.
Где-то вдалеке послышались голоса. Подхватив полы мантии, судья направилась к ним.

Отредактировано Алиса Лиддел (03-06-2012 23:00:16)

+1

5

Знающий

http://uploads.ru/t/8/o/O/8oOMa.jpg

Заключённый хрипло расхохотался, закашлявшись в конце. Послышалось пару глухих ударов - мужчина случал себе по груди, пытаясь хоть как-то выбить мокроту, которая мучила его уже давно. Его, конечно, осматривал тюремный врач и прописал даже какие-то таблетки, но все те, что всё таки не забывали приносить вместе с едой, как-то не особо и действовали. Хорошо, что в камере было просто прохладно, без всякой там сырости, а то уже давно бы загнулся.
- Да я такой же человек, как и ты. И уж не знаю насколько твоя кровь лучше или хуже моей, - хрипло хмыкнул мужчина, кашлянув и сплюнув вязкую слюну в сторону нужника. - Да вот только знаю я слишком много. Нет, есть, конечно, и мозговитее парни, но я знаю такое, что очень не нравится этим ублюдкам в правительстве. А я ведь только помочь хотел. Своеобразно, но хотел, - заключённый привалился лицом к двери и шумно засопел носом в щель. - Вообще, долго рассказывать. Хотя есть вариант всё коротко обставить. Меня Знающим звали. Авось наверху ещё не забыли о моём существовании? Или уже всё замяли, а? - мужчина несколько нервно расхохотался, хотя в словах не было ничего смешного. - И вообще, повезло тебе. А у тебя там новый матрас разглядеть успел. До тебя там маньяк какой-то сидел. Он то предыдущий разнёс в пух и прах. Временами думаю так же сделать. Авось заменят. Маньяк, кстати, не спал и мне не давал. Всё талдычил про какую-то девчонку, с которой переспать не успел. Вот скажи, мне его россказни нужны были? Да ладно его бред, так можно со мной и поговорить было, а он всё о своём и о своём. Как будто меня здесь не было, - Знающий замолчал, к чему-то прислушиваясь. - Вот тюремщики, наверное, не в курсе, что в этой камере хорошо слышно, что у них там наверху происходит. А вот я иногда различаю отдельные слова. Глухо, но есть немного, - мужчина снова замолчал. - Ты, кстати, здесь по какому поводу? Небось очередной серийный маньяк? Или наркотой торгуешь? - Знающий вновь замолк - в начале коридора послышался чей-то голос и шаги, многократно искажённые эхом. - О, гости, - хмыкнул заключённый и громко засмеялся, в конце вновь скатившись в зычный кашель, перемежаемый глухими ударами и неразборчивыми словами-стонами.
Потом вроде бы наступила тишина, лишь слегка нарушаемая сипением. Спустя пару секунд послышалась тихая брань и Знающий зашуршал матрасом, который подтащил к двери, чтобы не лежать на голом полу, и вновь приник к щели. Взгляд почти до боли скошенных в сторону глаз внимательно наблюдал за гостем. А точнее за гостьей.
- О, новые лица, - прохрипел Знающий и безрезультатно попытался прочистить горло. - Неужто меня перестанут мучить и застрелят таки наконец? Или меня вновь обломают в предположениях? - он снова кашлянул. - Или вы за новеньким, а?
Мужчина хрустнул костями и ругнулся на резкую боль в позвоночнике. Потом попытался улечься чуть удобнее, чем раньше, но как всегда ничего не получилось. Как специально всё предусмотрели строители и сделали щель на такой высоте, что ни сидя, ни лёжа не удобно в неё смотреть. Ей богу, одни садисты тюрьмы строят...

+1

6

Хриплый голос и частая кашель заключенного говорили уже о том, что тот не только болен, но и уже в долгом прибытии в тюрьме. Будь тот в свободе, вряд ли кашлял бы столь умирающе, скорее принял бы нужные лекарства, забылся, и просто лег бы спать. Но уж сильно хотел заключенный поговорить, что так же давало понять то, что мало здесь бывает кого из живых... Лежа на матрасе, Фауст, говоря честно, вообще забыл о том, что находится в заключении и вот - вот ему могут дать реальный срок, но уж вполне комфортно и приятно было лежать на кровати, а Куроки привык к своему деревянному полу, что куда там думать о окружающем, когда можно просто расслабиться. Хотя есть, конечно, один фактор, который уединиться со своими мыслями Фаусту так просто не даст.
Выслушав знающего, как тот молвил сам, Куроки медленно начал отвечать на все вопросы своего собеседника, дабы тот хотя бы прекратил вздыхать прямо возле своего окошка. Не хотелось, что бы тот со своим кашлем еще вдыхал столько пыли из коридора.
-Я впервые, наверное, слышу о таком типе, как Знающий. А может просто запамятовал, а с верхушкой я общаюсь очень редко. Что мне там делать? - Куроки вздохнул, показывая своему собеседнику то, что уже подустал и пора бы вздремнуть, но видимо все равно так скоро замолкать не собирался. -Политики - не мое призвание, хотя часто получается так, что меня туда впутывают. Мне хватает и своего корабля с приличным составом команды, я никогда не пытался лезть выше своей головы, поэтому извини, но не то, что бы я знал тебя, я даже не знаю имени нашего Мэра. Хотя запомнить я его даже и не пытался.- слабый смешок со стороны Фауста говорил о том, что он даже удовлетворен всем тем, что уже сказал. Куроки и в правду никогда не пытался лезть в дела управленцев этого городом, но лишь при открытии борделя ему пришлось побегать среди этих воротничков. -А посадили меня лишь за то, что я хотел помочь. Только в этом мы с тобой, быть может, и похожи. Да и тем, что сидим оба взаперти, вдали от дома.- слова же о том, что тот слышит иногда голоса полисменов сверху Фауст проигнорировал. К тому же, что это могло ему дать? Думается, они там только и разговаривают о своих новых любимицах, с которыми хорошо провели время да о пончиках. Куроки не редко видел некоторых полисменов в своем заведении, где по пьянке дело доходило до того, что те угрожали ему закрыть это чертово место из - за того, что некоторые правила запрещают то или иное действие, которыми представителям правопорядка хотелось злобоупотребить хотя бы в подобных заведениях, раз уж на воле то нельзя. Но твердую волю Фауста этим, конечно же, не возьмешь.
Услышав скрип двери и женский голос, последовавший за первым, зрачки Куроки расширились. "Она!" - подумал тот машинально и быстро замолчал. Не хотелось ему, что бы Алиса узнала о том, что здесь, помимо Знающего, сидит еще и её давний знакомый. Лишь вслушиваясь в беседу, Фауст теперь мог занять себя более интересным, чем просто покой и сон. Ведь в игру теперь, которую ведет черт ли знает кто, вступил и сам судья, решивший лично навестить заключенного. Только именно сейчас Куроки стало искренне интересно.

Отредактировано Фауст (04-06-2012 17:38:31)

+1

7

Камеры строго режима выглядели не намного лучше, чем в те далекие времена, когда Судья работала здесь обыкновенным охранником. Все так же свисает с потолка паутина, горят через одну лампы. Здесь не было вытяжки, и странные испарения, клубившиеся у пола, заволакивали мрачное похожее на средневековое помещение, давя на обоняние и заставляя голову болеть и кружиться. Все так же темно, сыро и пахнет мышами. Едва переступив порог, у Алисы вновь возникло давно позабытое ощущение захлопнувшейся ловушки. Ужасное место.
Стараясь, лишний раз не рассматривать окружающую обстановку, Алиса инстинктивно поежилась и прошла вперед, противно клацая искусственной ногой, и остановилась возле железной двери, из-за которой доносились хрипы и кашель. 
- Политический… - Лишь чопорно констатировала Судья, пропустив  всю яростную тираду заключенного  мимо ушей. – Ну, как отдыхается? Допрыгался? В общем, отвечать на мои вопросы в твоих же интересах.
Повисло молчание. Мужчина молчал. А ей требовалось разъяснение, а лучше – полноценная правда.
- Допры-ы-ыгался…Гляди, и хрипишь уже, как загнанная собака… - медленно, раздельно проговорила Судья. - Болеешь вот. А дело у тебя довольно таки странное, интересное. Больше вопросов возникает после его прочтения, чем ответов. От тебя требуется всего-то ничего – рассказать.
Девушка прошлась взад-вперед по коридору, стуча отвратительной лапой по каменному полу. -  большая, нескладная, погруженная в свои мысли. Это не было похоже на обычный допрос … Что-то во всем этом было не правильно. Алиса привыкла разбираться в природе вещей, причинах чувств, последовательности мыслей. Это как раз то, что делало ее такой... необычной в глазах окружающих и достойной уважения. Но на этот раз она была вынуждена признать, что странная история этого человека, полная логический цепочек и недочетов, завела ее в тупик. Напряжение росло. С ним росло ощущение неправильности.
- Кто сидит в другой камере? – требовательно спросила Судья, запоздало вспоминая, что в камерах строгого режима на данный момент заключены два узника, дело которого ей еще не принесли. -  Вы знакомы? Соучастник?  Отвечайте. Я слышала как вы переговаривались…
А про себя судья подумала, что странностей с каждым часом становится все больше и больше. С чего бы она ни начинала, к чему бы ни приходила - все было не то. Дискомфорт от неправильного решения поставленной задачи, и, как следствие, самообмана, вот как это называлось.

Отредактировано Алиса Лиддел (28-06-2012 23:14:54)

0

8

Знающий

http://uploads.ru/t/8/o/O/8oOMa.jpg

Надо признать, что вот чей голос он здесь уже и не мечтал услышать, так это её. Обострённая справедливость, как иногда называл её Знающий. А ведь был почти в этом прав. Когда его схватили и бросили сюда, он думал, что не пройдёт и недели и судья выпустит его за неимением доказательств против него. Он ведь не подстрекал на какие-либо перевороты, не читал аморальные и асоциальные проповеди. Он просто говорил, что располагает информацией, важной информацией. О порталах и о многом другом. Но вот правительство посчитало, что Знающий опасен. И запихало его сюда, в эту сырую и вонючую камеру, в последних попытках его заткнуть. Почему последних? Да потому что до этого к нему приходили люди с суровыми лицами и предлагали прекратить распространение информации о чём бы то ни было. Но что Знающий мог тогда сделать? Маятник качнулся - в Халгарде чуть ли не модным стало рассуждать о том, что известно ему. Но разбираться в этом не хотели, и вот теперь ему оставалось надеяться, что придёт судья со своим чувством справедливости и поможет ему. Но ни через неделю, ни через месяц она так и не пришла. Знающий сидел и думал, что вот-вот и он снова увидит свободу. Но нет, ничего этого так и не произошло. А её слова показали, что она даже не в курсе, кто он такой. Хотя бывало они беседовали. Значит он не просто сидит здесь, а его скрывают от остального мира. Да и, по словам нового заключённого, там уже забыли о нём. Значит этот раунд правительство выиграло.
Ну ладно, значит так надо. Но вот снова сидеть здесь, когда она пришла - не вариант. Из-за его кашля судья, наверное, и не узнала его голоса.
- Верховный судья Халгарда Алиса Лиддел, член главенствующего совета, вы ли это? - прокашлявшись наконец до чистого голоса, перебил последнее её требование Знающий. - Неужели спустя столько месяцев вы решили меня навестить? - с некоторой язвой в голосе продолжил он, вставая с матраса. - И вижу, что в документах на заключённого, закрытого в этой камере, не написано, что здесь сижу я, правильно? - он хохотнул и вновь закашлялся. - Как интересно знать, что вас не посветили в мои проблемы, - он шумно высморкался куда-то в сторону. - Давайте начистоту. Я практически уверен, что то дело на меня сфабриковано от начала до конца. И я не совершал того, что там написано. Меня просто посчитали неугодным. И это точно связанно с порталами. Прекрасно знаю ваше, Алиса, отношение к справедливости, поэтому говорю прямо - отпустите меня.
Последние слова короткого монолога больше походили на нечто средние между кашлем и сипением, чем на что-то внятное. Хотелось верить, что судья всё таки поняла, что он сказал. Не имея возможности повторить снова тоже самое из-за кашля, Знающий лишь сел обратно на матрас, содрогаясь от реакции организма на болезнь.

0

9

Избежать диалога, видимо, не удастся. Хотя не отвечать - тоже вариант, но как - то не по Фаустовски это будет. Тот всегда либо намекал, либо отвечал прямо на заданный ему вопрос, говорят молчание тоже ответ, и чаще утвердительный, потому "быть рыбой" в данном случае значило бы быть соучастником в совершении преступления с заключенным напротив. Сидеть здесь еще некоторое время, а может и вовсе остаться со своим новым знакомым в тюрьме пожизненно или до, быть может, казни, питать матрасных клопов, не хотелось. Кстати, а вы слышали, что некоторые клопы занимаются любовью по две сотни раз в день? Ну это так, к слову.
Ответ прозвучал почти незамедлительно, толку заставлять ждать судью не было. Тем более после выслушанного, Куроки услышал кое - что интересное от "Знающего" и ему поскорее хотелось влиться в беседу.
-Уважаемая,- молвил Фауст низким тоном, -Неужели вы думаете, что если бы я был соучастником чего - то там, что совершил этот человек, так легко сказал бы об этом? - последовал несильный смешок, шедший от живота, после чего Куроки продолжил, -Я даже толком не знаю кто сидит против меня, не могу знать о его делах и являться его партнером тем более.-
С чего эта женщина вообще взяла подобную мысль? Разговор, вышедший между этими двумя, еще не делает их "друзьями". Относительно, Куроки было даже интересно оказаться в подобной переделке, ведь его жизнь, в последнее время, полна скуки и однообразия. Медитации если и помогают достичь желаемого духовно, но телесное сознание все же ищет приключений, на то оно и тело - чтобы познать вкус материального мира в целом и полностью, не забывая о нравственности, конечно же.
Сделав небольшую паузу, Фауст непосредственно обратился к "знающему" следующим образом:
-Говоришь о порталах известно что - то тебе? - злобоупотребив правилом речи о местоимениях в конце предложения молвил тот, -И что же ты такого о них знаешь, за что, если все высказанное тобой здесь правда, тебя так не любит правительство и постаралось оградить  от других ? -
Вопрос звучал точно, задан был прямо, уклонение от ответа лишь усугубил бы интерес Куроки, а это дело серьезное, когда что - то может сильно заинтересовать Фауста. Не зря говорят в народе, что владелец борделя хоть и добр душой, но еще сильнее любит находить причины... Причины всякого, кто знает что в мыслях у него твориться?

0

10

Её мало интересовало, кто эти люди по своему происхождению, прошлому. Её интересовало лишь новое, странное дело с политической подоплёкой и множеством вопросов, возникающих после прочтения. Слишком всё странно и как-то складно было в нём, можно сказать все шероховатости были затёрты на столько, что не за что было зацепиться. Другой бы пожал плечами, но не она. Много лет она проработала Судьёй, срослась с чувством справедливости и обзавелась нюхом на ложь. И сейчас она остро чувствовала, что её водят за нос, и пытаются использовать в своих целях.
Да, она слышала про Знающего. Кто-то говорил, что ему известно такое, за что все политики готовы его либо уничтожить, либо подкупить. Теперь он сидит здесь по обвинению в политическом преступлении, это заставляло и без того шитое белыми нитками дело выглядеть ещё более непонятным.
Второй человек не был похож на человека, который понимает, в чём его обвиняют. После недолгого размышления, нескольких вопросов этого мужчины, да ещё и общей картины его поведения, Судья пришла к мнению, что этот человек точно не может быть сообщником. Почему его сюда посадили, тоже было малопонятно, она не встречала упоминания о нём в деле.
Судья, скрестив руки, стояла глядя по очереди на этих двоих, о чём-то размышляя. В ней боролись два чувства – справедливость, которая требовала немедленно отпустить невинно осужденных (а в том, что они были именно ими, Судья уже не сомневалась), и аккуратностью, требующей от неё всё делать строго по правилам, выполнив все предписания, доказав, что они невиновны, и только после этого отпустить за недостаточностью улик.
От последнего её останавливало только одно – если Знающего хотели упечь в тюрьму по желанию политиков, как неугодного, на свободу ни этот, ни другой не выйдут. Их уничтожат, пошлют убийцу, которого она же потом и поймает. Его потом казнят, но несправедливость всё равно останется. А это претило всей натуре Судьи.
Поразмышляв так некоторое время, она решительно протянула руку к замку камеры Знающего. Мгновение, в воздухе запахало озоном и чем-то неприятно-металлическим, и камера оказалась открыта. Потом она точно так же поступила со вторым замком.
- Уходите, быстро. Вы здесь оказались не по воле закона, а по прихоти властей. Это противит правилам Суда, а так же всем законам. Поэтому я вас отпускаю, но выбираться вы будете сами. Я не видела охрану, поэтому быстро уходите. В другой раз, если попадётесь, я уже вряд ли выберу сторону справедливости, пренебрегая правилами, - Судья отступила, давая заключённым пройти.

0

11

Знающий

http://uploads.ru/t/8/o/O/8oOMa.jpg

Знающий расхохотался на слова заключённого из противоположной камеры.
- Порталы? Я что-то говорил про порталы? Чего-то я не помню такого. А когда я это говорил? Память то у меня хорошая, но слов про порталы я почему-то не припоминаю. Может ты меня плохо слушал? - протараторил мужчина, еле сдерживая кашель.
Хотя потом всё таки закашлялся. Для Знающего в этот момент весь мир свёлся к его горлу, которое рвали приступы. Сейчас кашель оказался намного сильнее, чем раньше до этого. Всё таки, наверное, сказывается повышенная говорливость после долгого молчания. Но это всё равно как-то не к добру. Не приведи природа, слечь в землю от болезни.
В таких невесёлых думах и тяжёлом приступе, мужчина даже как-то пропустил мимо себя слова судьи и резко открывшуюся дверь. НУ разве что наполовину вывалился из камеры на пол коридора. Непристойно и сдавленно ругнувшись, Знающий перевернулся на спину и воззрился на Алису, над головой которой медленно и с лёгким скрипом покачивалась лампочка в железном абажуре, то скрывавшаяся из виду, то вновь появлявшаяся в поле зрения. Пришлось даже отвести взгляд от света. Мужчина выглядел так, словно его вытащили из гроба после нескольких месяцев нахождения там. Длинные, спутанные и грязные волосы. Слезящиеся и красные глаза. Разве что бороды не было - её он периодически соскабливал каким-то острым камнем, вытащенным из стены. Но зато подбородок украшали многочисленные мелкие шрамы, с трудом прикрытые где-то недельной щетиной. К слову, сравнение с погребённым не голословно. Ну разве что в случае с заключённым пространства у него было несколько побольше. Запахи в карцерах и так были не из самых приятных, но с открытием камеры Знающего, коридор наполнился более чёткой вонью, как это было не противно признавать.
- Чёрт, - выдавил из себя мужчина и, сопя, поднялся с пола. - Я же не подготовился к тому, чтобы предстать пред вашими очами, судья, - попытался пошутить Знающий. - Предупреждать надо, - продолжил он и сплюнул зелёно-жёлтый сгусток соплей в сторону своей камеры. - Вы уж извините, что я такой некультурный. В этих карцерах, будь они неладны, как-то забываешь все нормы морали и этикета, - добавил мужчина.
Потом внимательно посмотрел на теперь почти бывшего заключённого, вышедшего из другой камеры.
- Думаю, мы не будет злоупотреблять предложением судьи и смоемся отсюда да побыстрее, - сказал Знающий незнакомцу. - Помоги мне, а то я себя неважно чувствую, - он протянул руку, чтобы опереться на плечо.

***

И точно, охраны особой не было. Из здания они выбрались благополучно. Да и через ворота прошли беспрепятственно - охранник лишь буркнул, что нельзя выпускать такие рожи по ночам из тюрьмы, а то хлопот не оберёшься. Но спорить с ним как-то не хотелось, а то вдруг что не так случится. И да, на улице уже практически успела наступить ночь. У очередной подворотни Знающий присел на опрокинутый мусорный бак и с облегчением вздохнул.
- Минусы и плюсы. Заболел, но теперь на свободе. Теперь и не понятно, что делать. Как-то попадаться вновь не очень хочется, надо бы спрятаться где-нибудь, - буркнул мужчина скорее себе, чем собеседнику. - Дальше я сам, - всё же обратился он к незнакомцу. - Думаю, в следующий раз мы увидимся при более благоприятных обстоятельствах.
Знающий встал и быстро исчез в подворотне.

Уведомление

Фауст волен продолжить в любом подходящем месте соответствующего обстановке.

0

12

Фауст, равнодушным взглядом оценивая массивную дверь своей камеры, ответил на слова Знающего кротко:
-Не надо отмахиваться, все я слышал правильно. Будучи менталистом, я более чем уверен, что ты знаешь…- 
Не успел Куроки договорить, как его речь была прервана его собственными мыслями, а через пару мгновений открылась массивная дверь.
Было очень странным то, что сама Судья решила отпустить заключенных, хотя несколько минут назад говорила о том, что в делах Знающего что – то не так, а дела Фауста и вовсе не поступило. Видимо неопределенность чем – то насторожила «вершительницу справедливости», а ответная реакция по отношению к судьбам людей не заставила себя ждать. Убедившись в своих представлениях женщины, что только что «подарила» им телесную свободу, Фауст лишь улыбнулся и поблагодарил её в низком поклоне. Как гласит мудрость, раз ты решил кланяться, клонись как можно ниже, что и было проделано.
-Я не забуду вашу доброту, - молвил уже выпрямляя осанку Куроки. – Если вам будет нужна помощь, идите в «Порочную Розу», там вас примут как дорогого и уважаемого гостя.-
Хотя таких чиновников и без каких – либо приглашений стоило бы принимать со всеми почестями, не редко они могут оказаться полезными. Но мужчина искал не выгоду, но был искренен в своих словах и очень признателен за подобную помощь. И дело даже не в том, что его отпускают, а  в отношении этой женщины к людям. Он был признателен лишь уже за её доброту, нашедшее свое проявление в подобной ситуации.
Фауст помог Знающему выбраться из тюрьмы, ибо тот стоял пошатываясь, а ходить и вовсе было трудновато. Охраны, как оказалось, сейчас не было и им не составило труда проскользнуть не замеченными.  В конце концов, их пути разошлись и заключенный успел скрыться в подворотне, а Куроки, проводив лишь взглядом своего нового знакомого, поспешил в противоположную сторону.
-Его шрам под глазом…- пробежалась мысль в его голове. Шрам и вправду имел несколько особенную форму и мог послужить хоть какой - то подсказкой или зацепкой в установлении подлинности его слов и личности.

Отредактировано Фауст (13-08-2012 15:34:00)

0


Вы здесь » FRPG "Портал" » Тюрьма » Подвальные карцеры и камеры строго режима