FRPG "Портал"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG "Портал" » Архив » Архив постов


Архив постов

Сообщений 1 страница 30 из 33

1

Начало.

Обратная дорога в город казалась не такой уж и легкой, как дорога во вне. Да оно и немудрено. Если на заре полная сил и энтузиазма девушка бодро шагала по пыльной каменистой дороге, вдыхая полной грудью отфильтрованный воздух через новенький еще респиратор, то теперь, когда багряные лучи заходящего солнца окрасили своим светом верхушки деревьев,  утомленная Лисица медленно ползла и задыхалась, ведь респиратор был забит напрочь, да еще и в гору приходилось идти. Благо до города оставалось совсем немного, а то поддаваясь усталости, ноги Ириан готовы была в любую минуту подкоситься, а сама девушка завалиться в любое мало-мальски удобное место, стянуть с себя ненавистный респиратор и уснуть крепким беспробудным сном. И плевать на споры, плевать на болезни, плевать на все. Погрузившись в свои невеселые мысли, в которых она проклинала этот мир, выйти из которого не представлялось возможным, проклинала себя, за то, что хватило ума и жадности улепетывать от дружка с ценным грузом и прыгнуть в этот злополучный портал, проклинала самого Зака, за то, что оказался таким нетерпимым мужланом к "невинной" выходке своей любимой Рыжуни, девушка и не заметила, как из-за очередных жиденьких посадок показался купол. Собственно это и придало ей сил. Поправив тяжелую сумку, отдавившую плечо, Лисица собрала остатки сил в кулак и прибавила шагу.
Вот и долгожданные ворота города, в которые буквально влетела девушка, окрыленная предвкушением сытного ужина и удобной постели, а главное избавлением от этого чертова респиратора, через который уже дышать было фактически невозможно. Лишь только оказавшись в черте города, Ириан стянула со своего лица преграду к нормальному дыханию и машинально сунула ее в сумку, откуда тут же извлекла мятую пачку сигарет и с удовольствием закурила, пуская густые клубы сизого дыма. Впрочем о еде и постели было рано думать, пока еще дельце, ради которого Рыжая собственно и выперлась за город чуть свет, не было завершено, ведь уважаемый Самсон Грин с огромным нетерпением ждал ее возвращения именно с той вещью, которая сейчас покоилась в сумке через плечо и занимала фактически все свободное пространство. Зачем владельцу магазина нужна была эта штука, д'Кхорн не вникала, может для своей личной коллекции, а может какой другой коллекционер за нее много денег посулил, не важно, главное, что антиквар пообещал кругленькую сумму именно за этот предмет.
В голове уже было мелькнула предательская мысль о том, что может стоит отложить сдачу реликвии на завтра, а самой завалиться в какую-нибудь харчевню и поесть хорошенько, а потом уснуть крепко в своей комнатухе, но не успев толком сформироваться пропала, гонимая другой, более адекватной мыслью, что денежки-то, на которые Лисица пировать собралась находятся в кошельке Самсона, который выдаст их только в замен на штуковину. Обреченно вздохнув и выкинув окурок, девушка вскочила на подножку мимо проходящего трамвая, следующего в нужном направлении.
Спустя двадцать минут равномерного покачивания, за которые Ириан даже успела немного вздремнуть, Рыжая ловко спрыгнула на грязную мостовую и побрела к зданию антикварной лавки, до которого уже было рукой подать.
Дверь на хорошо смазанных петлях тихонько отворилась, а где-то в глубине дома зазвенел колокольчик, оповещая хозяина о появлении посетителей, посетительницы в данном случае. Тут же послышались торопливые шаги и из двери за прилавком вышел средних лет мужчина ростом чуть выше самой девушки, с лысиной и пенсне, чудом державшимся на тонком орлином носу. Увидев Лисицу, Самсон тут же расплылся в довольной улыбке:
-Аааа, Рыжая. Я, если честно, уже не ожидал тебя сегодня увидеть,- на распев протянул мужчина, бегло оглядывая пришедшую. д'Кхорн в ответ самодовольно улыбнулась и извлекла на тусклый электрический свет то, что до сих пор скрывала толстая кожа сумки. Что-либо говорить и как-то комментировать свои действия у девушки не было ни малейшего желания. Во-первых, усталость; во-вторых, антиквар был ей малоприятен, и будь ее воля, а так же другие подобные магазины в городке, она никогда бы больше не пересекалась с этим человеком, у которого, помимо блестящей лысины, солидного живота и маленьких вечно бегающих глазок, отвратительно пахло изо рта.
Со стуком лег на прилавок небольшой, но крайне тяжелый металлический предмет, представляющий собой замысловатый каркас, заполненный множеством различных шестеренок, трубочек, рычажков и шарниров. Сама девушка понятия не имела, что представляет собой этот странный механизм, да и по сути знать не хотела. А мистер Грин аж задергался весь, занервничал, на блестящей лысине выступила испарина, а поросячьи глазки загорелись восторгом.
-Тише-тише,- с неким укором пробормотал он, будто бы от легкого удара о столешницу с механизмом, который Рыжая несколько раз успела уронить, что-то случится. -Он еще лучше, чем я его себе представлял,- проговорил мужчина, завороженно уставившись на замысловатый предмет, будто бы уже позабыв о присутствии в магазине сталкера.
-Может уже деньги мне отдашь, да я пойду?- слегка хрипловатым голосом от долгого безмолвия проговорила Ириан, решившая напомнить о своем присутствии, да и об уговоре заодно.
-Да-да, конечно,- пробормотал антиквар и положил на прилавок несколько купюр, вытащенных из кармана брюк, -Как и договаривались.- улыбнулся он и аккуратно подхватив механизм скрылся в комнате за прилавком.
Рыжая усмехнулась ему в спину, подобрала деньги и спрятала их в самое надежное место - в декольте и уже готова была двинуться восвояси, как вдруг в дверном проеме показалась голова Соломона.
-Рыжая...- тихонько позвал он.
-Ну чего еще?- вымученно произнесла девушка и в ожидании уставилась на мужичка.

Отредактировано Ириан д'Кхорн (12-09-2012 20:30:03)

0

2

- Чего, чего, - несколько обиженно ответил Соломон. - Заработать ещё не хочешь что ли?
Антиквар довольно ясно догадывался, что девушке его общество не сильно то уж и нравится. Грина это разочаровывало, но с другой стороны, мародёрка была довольно полезной в области поиска интересных вещей. А это, в глазах Соломона, поважнее было, чем симпатия поставщика. Да и уйти к другим местам сбыта она так просто не могла - их просто не было. А если и были, то надёжностью своей не блистали и быстро затухали.
- Поди сюда, не маячь посередь лавки, - позвал он и махнул рукой в обход прилавка. - Только осторожнее, там ящик стоит. Не сломай его, - и вновь скрылся в проёме.
Новое приобретение, которое он собирался перепродать чуть ли не в три раза дороже, Соломон задвинул под небольшой столик, расположившийся буквально справа от двери, в углу. Самое видное место, как раз не забыть чтобы. Да и ставить, фактически, было некуда - комната представляла собой заставленный стеллажами склад. Повсюду было навалено, сложено и свалено хлама всякой разной ценности и бесполезности. Единственным свободным местом был большой письменный стол, находившийся налево вдоль стены, да проход до него. Туда как раз и устремился Грин, довольно проворно лавируя между выпирающими со стеллажей вещами. Там он вытащил из полки какую-то бумажку и направился обратно.
- Ладно, Рыжая, не буду тебя всякой мутью томить, - совсем слегка запыхавшись, начал Соломон. - Мне тут один учёный обещал кое-что. У него была экспедиция по острову и он из неё уже должен был вернуться. Причём, уже неделю назад. Я точно знаю, что караван в город не возвращался. И при этом, что он вошёл в Совиный лес, - антиквар немного замялся, вглядываясь в лицо собеседницы. - Короче, мне бы разузнать, что у них там случилось. Дорога от города и через лес одна, поэтому, думаю, не трудно будет их найти.
Из зала послышался звоночек входного колокольчика.
- О, а это твой напарник, - спохватился Грин и попытался протиснуться мимо девушки, но быстро оставил это и просто предложил ей выйти в зал. - Ведь негоже девушку одну отпускать в тёмный лес, - попытался пошутить торговец.
И точно, у двери их ждал полностью готовый к небольшому походу сталкер. Выглядел он чудаковато, но вполне серьёзно.
- Ну и где обещанный мне напарник? - усмехнулся Джейк Голд (а именно так и звали сталкера) во весь рот, оглядывая Соломона и девушку. - Неужели она? - уж слишком деланно удивился он, ткнув пальцев сторону мародёрки, и через секунду повисшей тишины расхохотался во всё горло.
- Вот поэтому ты мне и нужна, - тихо шепнул Грин, пока Джейк смеялся, согнувшись чуть ли не в три погибели. - Я ему не доверяю, - печально пожав плечами, вздохнул Соломон. - С тебя мозги, с него сила. Всё просто, - добавил он, а потом продолжил в нормальный голос: - Ты не ошибся, Ворона. Она с тобой и пойдёт. Когда отправляться собираетесь, решайте сами, но хотелось бы всё таки побыстрее судьбу каравана узнать. Респиратором с девушкой поделиться не забудь, - усмехнулся торговец и вновь скрылся в недрах склада-кабинета.
- Аха-ха, во оно как, - чуть успокоившись, но продолжая улыбаться во весь рот, сказал Голд. - Ну приятно познакомиться. Меня Джейком звать, а не Вороной, да, - добавил он через секундное замешательство.
- Ах да. Кстати, - послышался голос Соломона. - Вот такая вот бумажка, - антиквар вывалился из-за двери, размахивая перед лицом листиком, который продолжал держать ещё с предыдущего посещения подсобки, - приклеена на ящики, которые мне учёный обещал. Вот, - и сунул бумажку в руки девушки.
На листке был изображёл красный кружок с какими-то непонятными линиями, складывающимися в какое-то подобие цветка.
- Вопросы?

Джейк 'Ворона' Голд

http://s1.uploads.ru/t/SkZWE.jpg

0

3

Путь от больницы был неблизкий, но это не останавливало охотника, привыкшего к длительным переходам. Тем более что он шел по городу. Одно дело знать, как он выглядит из описания, совсем другое наблюдать его вживую, во всей красе.
«Неужели и наш город, когда то выглядел так же? Неужели те низенькие руины, занесенные песком, это останки такого вот великолепия? Сколько же на самом деле прошло времени, с тех пор как случилась катастрофа?» - Риторические вопросы и сожаление об упущенных возможностях переполняли сознание дикаря. Да, теперь Уицраор понял, что такое дикарь, человек никогда не видевший город, не сможет понять, что такое жить в нем.
Из-за отсутствия карманов в пижаме, охотник нес монеты в руке, тихонько позвякивая ими. Монеты были забавны – круглые, с каким-то рисунком и слегка светящиеся в темноте, совершенно отличные от тех, что были когда-то у него на родине.
Хранитель говорил, что вещи и работу можно запросто найти в любой лавке, но очень советовал зайти в «Золотую гору».  Только после долгих расспросов и уточнений, охотнику удалось добиться от того точный маршрут, пусть и не самый короткий, но уж точно самый простой.
Привычка брала свое, и дикарь пытался ходить по центру дорог. Но после того как очередной чуть не сбивший его водитель, обругал его и высказал все что думает по поводу «психических больных, шастающих по проезжей части», он стал прижиматься к домам и переходить дорогу, хотя бы с кем-нибудь еще или просто бегом.
Наконец Уиц заметил вывеску, подходящую под описание и смелым движением распахнул дверь, протестующе звякнувшую колокольчиком.  Он уперся в спину, стоящего в проходе мужчины в защитном костюме. Определив, что тип, стоящий перед ним, не хозяин, а скорее клиент, дикарь тронул того за плечо и почти на ухо спросил: - А где хозяин? Я хотел бы узнать по поводу работы и снаряжения.

0

4

Первой реакцией девушки было желание послать антиквара ко всем чертям, но алчность, руководившая Рыжей последние годы, стоило ей только выбраться из своего нищего серого мирка, взяла верх над усталостью, неприязнью к антиквару и желанием поскорее поесть.
-Хочу,- живо выпалила Лисица и покорно потопала вслед за Соломоном в комнатушку за прилавком, с запозданием услышав про стоящий на проходе ящик и естественно споткнувшись об него, но вопреки всем законам физики и логики, не растянулась во весь рост на полу. Только лодыжку больно ушибла об угол массивной деревянной коробки и ойкнула громко, но тут же прикусила язык и с огромным интересом сунула свой любопытный нос в дверной проем святая-святых антикварной лавки. Никогда до сего момента девушке не выпадала такая честь - быть приглашенной в комнату за прилавком, и теперь она осторожно вышагивала вслед за антикваром, и затаив дыхание, крутила головой по сторонам, внимательно разглядывая все это пыльное великолепие комнаты-склада. Никогда еще не приходилось видеть Рыжей такое скопление барахла в одном месте и от этого действительно захватывало дух. Внимание ее привлекла одна странная вещица из непонятного материала с высеченными на ней письменами, похожими на татуировку на ее, Лисицином, запястье, на которую она вперила свой изучающий взгляд и благодаря этому не сразу заметила вернувшегося к ней Соломона. Внимательно выслушав проосьбу мужчины, девушка кивнула. Лишние подробности ей знать было не нужно, поэтому она от расспросов воздержалась.
-Напарник?- Ириан фыркнула, -Ты же знаешь, что я...- возмущенная тирада резко закончилась, так и не успев начаться, только лишь взгляд д'Кхорн упал на крепкого мужчину, стоящего в дверях. На миг показалось, что это ни кто иной, как Зак собственной персоной, но всего-лишь на миг, за который холодный пот все-таки успел выступить на белом лбу, а мурашки пробежаться по спине. Однако морок, навеянный стало быть бурной фантазией, постоянным страхом встретиться с бывшим лицом к лицу и крайней усталостью, которая прямо-таки валила девушку с ног, быстро развеялся, четко давая понять, что новоявленный напарник, не является тем, за кого Лиска приняла его по началу.
Криво усмехаясь разглядывала девушка хохочущего мужчину, который уже начал вызывать у нее неприязнь, только лишь потому, что были общие черты во внешности у него с Заком, да и в характере, судя по всему тоже. Мерзкий тип мужчин - неотесанные мужланы, привыкшие кулаками махать, да силой своей гордиться, от которой толку, если голова на плечах думать не привыкла, фактически нет.
Коротко кивнув антиквару, тем самым дав ему понять, что отчасти согласна с ходом его мыслей, но с выражением лица, говорившим, что не совсем разделяет взгляды Соломона. Все-таки куда привычнее ей было в одиночку работать - и выручка больше, и нервы крепче. Да и к тому же, одно дело работать с человеком проверенным, не первый день знакомым, и совсем другое - с человеком, знакомство с которым состоялось около пяти минут назад, почти состоялось.
-Называй меня Рыжей,- Ириан очаровательно улыбнулась неприятному Джейку и перевела взгляд на вернувшегося Соломона, у которого и приняла из рук бумажку и бросила на нее беглый взгляд. Снова раздался звоночек, оповещающий о визите нового посетителя, и Лиса, воспользовавшись моментом, когда взгляды двоих мужчин были прикованы к новопришедшему, быстро сунула руку в сумку и почти сразу достала оттуда какой-то небольшой темно-зеленый комочек и сунула его себе под язык. Слабый наркотик, избавляющий от усталости и придающий бодрости на несколько часов. Не вызывает привыкания, но дает очень тяжелый откат, если вовремя не закинуться очередной порцией. Рецепт этого средства травница узнала достаточно давно и частенько прибегала к приему наркотика, особенно в таких ситуациях, как сейчас, когда нужно было незамедлительно приступить к активным действиям, не взирая на усталость и голод. Кстати о голоде... Неплохо было бы по дороге перехватить кусок чего-нибудь съестного, а то одними травками и жаждой приключений сыт не будешь. Вкус наркотика, конечно, был не совсем приятный, от чего Рыжая скривилась и с таким вот отвратным выражением лица уставилась на незнакомца, вопрошающего о работе.

Отредактировано Ириан д'Кхорн (18-09-2012 01:15:41)

0

5

- Рыжей? - усмехнулся Джейк. - Кто бы сомневался, - констатировал он, разглядывая волосы новой напарницы. - Ещё бы Девушкой тебя звали, вообще бы шикарно было, - фыркнул Голд и расхохотался.
Веселье его было прервано появлением нового лица в больничной пижаме. Незнакомец поинтересовался о хозяине лавки, но Ворона пропустил это мимо ушей и громко высказался:
- Во! Этот чувак мне нравится. Рыжая, давай его с собой возьмём? - Джейк осторожно, но настойчиво продвинул мужчину вглубь лавки. - Ты на его прикид посмотри. Это же, ёлки-палки, шикарно! - оценил он пижаму незнакомца и вновь рассмеялся.
- Ворона, хватит паясничать, - таки сориентировавшись в ситуации, вмешался Соломон. - Я хозяин этой лавки. Конечно, это не одёжный или оружейный магазин, где можно достать снаряжение, но, думаю, у меня всё таки что-то надётся, - Грин махнул рукой, приглашая товарища в пижаме к прилавку. - А относительно работы, это вы правильно пришли. Думаю, этим товарищам пригодится дополнительная сила. Да и давайте сразу будем честны, - продолжил антиквар, разглядев в руках собеседника не особо впечатляющую горсть монет, - оплату за снаряжение можно как раз совместить с работой.
Пока Соломон с незнакомцем подбирали последнему простенькое, но всё таки хоть какое-то да снаряжение, Голд покопался в сумке и вручил девушке довольно потрёпанный и видавший виды респиратор с таким же замызганным, но ещё не пользованным фильтром.
- Прямо от сердца отрываю, - прокомментировал Джейк, посмеиваясь. - Надеюсь, тебе больше ничего не надо? - спросил он, наблюдая как торговец складывает перед новичком простенькие, но крепкие ботинки, штаны, рубаху и плащ. - А то ведь и этому ещё респиратор надо будет найти, - хмыкнул Голд и вновь полез в недры своей сумки.
Тем временем Соломон пытался выяснить какое оружие предпочитает покупатель и в конечном итоге всучил ему один из вариантов, который обошёлся бы максимально дёшево.
- Так, а теперь о работе, - наконец продолжил Грин. - Она проста - сопровождать вот этих товарищей. Они уже с заданием ознакомлены, так что всё тебе расскажут. Фактически, простая прогулка, ничего сложного.
- Да-да-да, давай уже пошли, - вклинился Ворона. - Уже стоять сил нету. Пошли, - добавил он, закидывая сумку за спину.

Офф

Уицраор, торговец подогнал тебе какое-то оружие ближнего боя. Простенький посох, длинный нож или иже с ними. Сам решай, что именно.

0

6

- То есть платить не надо? – Усмехнулся Уицраор, по ощущениям ему было не впервой, договариваться об оплате работой. – Я согласен.
Быстренько подобрав штаны, рубаху и подобие армейских ботинок под свой размер, его взгляд зацепился за старый, выцветший плащ, явно очень давно висевший на одном из стеллажей в качестве покрывала. Стряхнув с него пыль, взлетевшую целым облаком, охотник накинул его себе на плечи. – Это тоже беру. Выкладывай, что у тебя есть для охоты.
Любой нормальный человек, назвал бы вываленное на прилавок подобие оружия – хламом. Но не тот, кто только что вывалился из постапокалиптической пустоши. Тут были вполне целые ножи с потрескавшимися рукоятями, рассохшийся посох с затертой резьбой, обрывки цепей и прочие радости жизни, доступные любому дикарю для производства самодельного оружия. Вот и сейчас, охотник выбрал лезвие от ножа, деревянную палку примерно в два локтя и обрывок кожаного шнурка, несколько минут и самодельное копье готово.
Взмахнув пару раз, для проверки баланса, дикарь провел длинную череду финтов и выпадов своей новой покупкой, в сильно ограниченном пространстве магазина. Раздался легкий стеклянный звон, и охотник, перехватив копье поближе к наконечнику, поправил лезвие и затянул потуже шнурок.
Обернувшись к наемникам, он стукнул концом копья об пол. – Я готов. Идемте, по пути расскажете подробнее, что нужно сделать. – Охотник, повертел в руках респиратор, оглядывая причудливую работу, но увидев что его товарищи торопятся, накинул тот, за резинку на плечо. И проверив монетки, по звону в нагрудном кармане, неторопливо вышел из магазина.

0

7

-Можешь и Девушкой звать, если на большее ума не хватает,- Рыжая добродушно улыбнулась. И никто бы не подумал, что за этой добродушной улыбкой скрывается резкое отвращение и разрастающаяся неприязнь к этому хамовитому мужлану. Даже зеленые глаза - зеркало, казалось бы, души, не излучали ни капли того, что творилось внутри Лисицы.
Усмехнувшись, принялась оглядывать Ириан странного незнакомца в больничной пижаме. "Интересно, как только клоуна в город-то выпустили?" - мелькнула мыслишка в дрэдастой голове - "Хоть бы шмоток каких поприличнее выдали." Впрочем глумливые мысли были самым наглым образом прерваны громким голосом вездесущего Вороны, к которым девушка по началу всерьез не отнеслась, однако недовольно поморщилась. А вот слова Соломона, коснувшиеся чуткого уха Лисы, вызвали в ней бурю негативных эмоций. Если, по ее мнению, на двоих выручку можно было поделить со скрипом душевным, то на троих... Проще было сразу от работенки отказаться и отправиться восвояси, чем за копейки топать неизвестно куда по крайне сомнительному делу с двумя не совсем надежными товарищами, к которым доверия не было ни грамма. Рыжая уже готова была открыть рот и в грубой форме отказаться от дела, но тут наркотик начал действовать, избавляя тело от усталости и внося в голову легкую эйфорию, при которой уже вся ситуация не воспринималась так категорично, а напротив легко и непринужденно. Теперь Лиска была готова не то, что в Совиный лес идти, да хоть океан вплавь пересечь. Даже респиратор, протянутый Джейком не привлекательный на вид, не вызвал в ней никакого отвращения, хотя будь она не под действием наркотика, то обязательно бы наотрез отказалась надевать эту гадость на свое лицо, а уж тем более дышать через это.
-Я ценю такие жертвы,- д'Кхорн хохотнула и спрятала респиратор в сумку до поры, -Нет, ничего больше. И на этом спасибо.- хотя что странно, от наркотика Ворона приятнее казаться не стал. Не всегда способна эйфория покрыть собой негатив все-таки. Конечно, девушка об этом догадывалась, но на своей видавшей виды шкуре испытала впервые. Зато вот ловкие манипуляции с самодельным копьем незнакомца, по всей видимости, казались намного более красочными, чем были на самом деле. Или не казались... Сам черт в этом наркотическом восприятии не разберется.
-Идемте,- бодро поддержала она всеобщее решение и двинулась к двери, за которой ждала ее ночная прохлада и непродолжительное путешествие до Совиного леса и обратно.

0

8

- Наконец то, - облегчённо выдохнул Джейк. - А то я уж умаялся смеяться и изображать придурка перед этим хрычом, - посетовал он и хрустнул шеей. - Дай угадаю, - продолжил Ворона, - он попросил тебя не спускать с меня глаз, верно?
Сейчас Голд меньше походил на недалёкого амбала с гипертрофированным чувством юмора. Без глупой улыбки он выглядел серьёзнее и солиднее, хотя причёска всё равно слегка ломала это ощущение.
- Приходится как-то выкручиваться, - решил признаться Джейк Рыжей, но дальше продолжать не стал, как будто спохватившись, что сейчас скажет лишнее.
- Кстати, - повернулся Ворона ко второму попутчику, - тебя как звать то? Я вот, например, Джейк, а она Рыжая и скрывает своё настоящее имя.
Стоит честно признаться, Голд не был уверен, что их собеседник полностью в своём уме, всё таки в пижаме здесь нормальные люди не ходят. И поэтому сталкер не знал как стоит обращаться с этим человеком. Разве что решил, что немного помягче - короткую тренировку с копьём он видел прекрасно.
Спустя некоторое время, Джейк вновь заговорил:
- Собственно, задание простое. Пройтись по тракту, найти караван и узнать, что у них там стряслось, - перечислил он, для наглядности загибая пальцы на руке. - Так говорит наш торгаш-работодатель. Да только у меня давно подозрение зреет, что не всё так просто. Отправиться я мог и один, но Соломон меня не отпустил, пообещав мне напарника дать. Я, конечно, предполагаю, что перегнул палку, изображая тупой чурбан, но всё таки. Зачем для выяснения причин задержки каравана, понадобилось трое людей? Застревающие повозки дело обычное и иногда они торчат посередь леса неделями, - Ворона на время задумался, а потом продолжил: - Кстати, Грин же сказал тебе, что караван отсутствует неделю, да? - спросил он. - Мне он так же сказал. Да только есть два момента. Первый: при задержке каравана в пути, в город посылается человек, который об этом сообщает. Но такого не произошло, никто не прибывал с такими новостями. А второе: ни о каком караване, который должен пройти по лесному тракту, не знают ни среди сталкеров-охранников, ни среди Серого Легиона. Иными словами, официально его не существует.
Всю эту историю Джейк рассказывал каким-то заговорщицким тоном, словно хотел нагнать страху на слушателей. Так ли это или нет, сказать точно нельзя. Ворона лишь прокомментировал в конце свои размышления:
- Чует моя задница, это будет не простецкая прогулка по грибы.

>>> Тракт (самое его начало)

0

9

- Уицраор. Но можете звать Охотник. Так привычнее. – Дикарь, хоть и приодевшийся, следовал за парой более опытных сталкеров, внимательно осматриваясь, слушая и запоминая. – Мне тоже не нравится, что посылают троих – найти какой-то караван. У нас послали бы пятерых, учитывая подозрения, о которых ты говоришь.  Хотя там все было бы просто, либо зомбаки, либо враждующая группировка. Но через неделю о товаре можно просто забыть.
Группа вышла в трущобы, и охотник периодически останавливался, рассмотреть что-то, а потом быстрым шагом догонял. Весь его вид показывал, что ему без разницы, сколько и куда идти. Периодически он что-то в полголоса бормотал под нос, вроде молитва, а может просто разговаривал сам с собой.
Проходя через защиту, его окутало легкое зеленоватое свечение, но самого его пропустило без проблем. Выйдя на тропу, он остановился и приложил руку к земле. – Влажная, живая. – Поднеся руку к лицу, он внимательно рассматривал землю, оставшуюся на ней. – Почва хорошая, можно много вырастить. – Охотник поняв что это сказал вслух, он извиняющимся тоном пробормотал. – Извините, первый раз вижу плодородную землю не в теплице. Я родом из пустыни и не знаком тут со многим. Пожалуйста, если что-то делаю не так – скажите.
Весь дальнейший путь, он провел в молчании и задумчивости, периодически тыкая в листик травы тупым концом копья, что бы лучше разглядеть, что за ним.
Завидев лес, он остановился, наверное, с открытым ртом, но повязка на лице не давала это увидеть. Лихорадочный огонек зажегся у него в глазах, а ноги задрожали. – Деревья? Лес? Я о таком только в сказках слышал. Святая память. Не думал, что когда либо увижу такое. Надеюсь родственники увидят, когда я присоединюсь к ним.  – Его взгляд метался, запоминая каждый листик, каждую трещинку, как свет падает сквозь листву. – Идем скорее, я хочу это ощутить, что такое - быть в лесу.

0

10

-Любите вы мужики все усложнять,- усмехнулась Рыжая, сдвигая заметно полегчавшую сумку на бедро, -Дураку понятно, что караван какую-то контрабанду вез, поэтому о нем не было известно никому, и по той же причине гонец не высылался. Хотя может и был гонец, который непосредственно самому Соломону докладывался, но наш "дорогой" антиквар решил не афишировать этот факт,- говоря все это девушка вертела головой по сторонам в поисках хоть какой-нибудь забегаловки или лотка, где можно перехватить чего-нибудь съестного. Наконец на глаза ей попалась палатка уличного торговца и она со всех ног понеслась туда, на ходу выкрикнув спутникам -Я сейчас.-
Вскоре Лиса снова присоединилась к мужчинам, увлеченно жуя пирожок с мясом сомнительного происхождения. -Соломон говорил о ящиках,- проглотив кусок пищи проговорила она, -Возможно он послал нас троих, чтобы мы эти ящики ему притащили.- пожала она плечами и снова вгрызлась в жесткий, не первой свежести пирожок, хотя в успевшую слега посвежеть голову уже закрадывались не самые лучшие подозрения, но Ириан упорно гнала их прочь, списывая бурно разыгравшееся воображение на действие наркотика.
Приближались ворота города. Ириан засунула последний кусок уже второй выпечки в рот и вытерла жирные пальцы о штаны, после чего залезла рукой в сумку и достала оттуда респиратор и повесила его себе на шею, чтобы на лицо нацепить перед самым выходом из города. И только потом спохватилась, что респиратор-то она достала не тот, который ей Ворона вручил, а свой старый, уже использованный и быстренько спрятала его обратно в сумку и снова проделала нехитрые манипуляции уже другим средством защиты от вредоносных спор.
Природу, даже такую негостеприимную, как равнины в окрестностях Халгарда, девушка любила куда больше, нежели пыльные и людные улицы городских массивов, поэтому она испытала большую радость, когда суматоха города осталась позади. Даже мысли все дурные ушли прочь, стоило только Рыжей ощутить мягкую, рыхлую почву вместо асфальта под подошвой своих тяжелых ботинок. Девушка даже глаза прикрыла от охватившей ее вновь эйфории, правда на этот раз не наркотиком вызванной, а пребыванием вне города, и растянула губы в блаженной улыбке, правда спутники этого видеть не могли из-за скрывающего половину лица респиратора. Так сказать, слияние с природой прервал голос Охотника. Девушка распахнула глаза и уставилась на мужчину и вместо ответа выдала -Ты самоубийца? Или думаешь, что повязка на лице тебя от спор спасет?- с упреком посмотрела она на Уицраора и повернулась к Вороне -Ты ему респиратор не дал что ли?-

Отредактировано Ириан д'Кхорн (23-09-2012 17:30:39)

+1

11

"Золотая Гора" >>>
- Интересное имя, - лишь буркнул Джейк, когда его попутчик представился, а потом решил внести ясность в предположение девушки: - Господи, Рыжая, ты как будто первый день здесь живёшь. У нас все караваны под охраной ходят. Даже те, что с контрабандой. Разве что в последнем случае, Серый Легион лучше не просить, сразу сдадут властям. А сталкеры-караванщики ничего ни о каком караване не знают. И уж поверь мне, от меня бы они ничего скрывать не стали. Сам караваны семь лет охранял и знаю, что там да как. Бандитам то безразлично - легальный это всё товар или контрабанда.
Потом немного помолчали. Голд лишь наблюдал, как Рыжая рискнула испробовать еды из уличных лотков и вроде даже ей это понравилось. А Уицраор во все глаза рассматривал город. Было заметно, что видит такое он, наверное, впервые. Занимательная ему парочка попалась. Девушка, которой с виду в сталкерах ну совершенно нечего делать, и мужчина, совершенно недавно, как предположил Ворона, вывалившийся из портала. Замечательно. Чуть позже обнаружилось и то, что Уицраор совершенно не в курсе обстановки за городом. И, судя по его словам, не только в этом, но и вообще, что происходит в Халгарде.
- Я не виноват, что он недавно из портала вылез, - попытался отмахнуться от девушки Джейк. - Могли бы и напомнить, - недовольно копаясь в сумке, заметил он и вытащил ещё один респиратор. - Хотя погоди, - остановился он. - Вот ты же в курсе наличия спор в атмосфере? - кивнул он Уицраору. - Ну может ты мутант там какой-нибудь, не? Я вот к этому веду. Крутой иммунитет. А то я просто видел таких, - заметил он Рыжей. - Спокойно шастают за городом без маски. А ладно, дурацкий вопрос, - махнул Голд рукой и отдал респиратор Охотнику. - Разберёшься?
Потом прошли ещё и вскоре добрались до опушки леса. Тракт уходит в полутьму и терялся за деревьями.
- Странный он какой-то, - как бы между прочим заметил Джейк, когда Уицраор их немного обогнал, углубляясь в лес. - Надеюсь, что ночью он в демона не превращается, - кисло улыбнулся он.
Шли они до тех пор, пока в лесу не стало темно для нормальной ходьбы. Они вышли не рано утром, чтобы уйти достаточно, всего на пять-шесть километров. Привал устроили в стороне от дороги, как раз между тремя дубами. Пока ужинали и устраивались на ночлег, Голд выдал:
- И кто сколько из вас в этом мире торчит, м? Я то вижу, что вы не местные. Вот Уицраор совсем недавно здесь, а ты Рыжая подольше будешь, - заметил Ворона, усаживаясь перед разгорающимся костром. - Ну просто на ночь говорить о деле как-то не хочется, а в молчании сидеть совершенно неинтересно, - оправдал своё любопытство Джейк, улыбаясь и слегка виновато пожимая плечами.

0

12

Практически всю дорогу троица шла молча. Охотник то и дело забегал вперед, что называется, рот открыв от удивления. Уж больно сильное впечатление производил  на него обычный, казалось бы, лес, а посему беседы с попутчиками его скорее бы отвлекали, нежели развлекали. Самой Ириан же просто не хотелось разговаривать, да и не о чем особо. Куда интересней ей сейчас были собственные мысли, нежели фразы Вороны, на которые попросту и отвечать-то не особо хотелось в виду их бессмысленности. Каждый раз, стоило Джейку только открыть рот и тем самым вырвать девушку из сумбурного круговорота ее мыслей, такого непонятного для обычного обывателя, с ничем не затуманенным сознанием, и такого ясного и четкого для понимания разума находящегося под наркотическим опьянением, Рыжая мысленно чертыхалась, тихонько фыркала, и проигнорировав все сказанное, снова погружалась в себя. Мысли путались, кружились, скакали, с неимоверной скоростью сменяли одна другую, сливались, разделялись и бежали, бежали, бежали...
Темнело. Природа, такая живая, дневная, оживленная, хором различных голосов и  звуком наполнявшая уши, начала постепенно затихать. И вот уже наступила почти полная тишина, тревожимая только шагами троих людей, их дыханием и редкими вскриками невидимых ночных птиц. Самое замечательное время суток, по мнению Лисицы, опустилось на Совиный лес. В такую пору лучше всего думается, чувствуется, дышится. И будь воля Ириан, то она бы обязательно продолжила бы дальнейший путь, тем более что особенность ее зрения позволяла видеть ночью также хорошо, как и днем, но к огромному сожалению, ее спутники, по всей видимости не обладали таким полезным даром, а посему было решено устроиться на ночлег. Место выбрали достаточно живописное и вполне себе спокойное. Пока мужчины устраивались, Рыжая добровольно взяла на себя роль кострового и довольно быстро с помощью сухой травы, сушняка, которого здесь было предостаточно, и спичек развела небольшой костерок. Когда пламя разгорелось, девушка, так же добровольно, отправилась за более крупными дровами, благо, далеко ходить тоже не пришлось. Буквально в нескольких метрах от поляны лежало, сломленное то ли ветром, то ли крупным животным, тоненькое деревце, перетаскивание которого не составило девушке большого труда. Когда вся эта беготня наконец закончилась, Лиска уселась прямо на землю совсем рядом с костром, скрестив ноги по-турецки и принялась с большим аппетитом уплетать предложенный ей бутерброд, который оказался куда вкуснее того "резинового" пирожка. От костра веяло теплом, даже коленки, которые находились в непосредственной близости от огня, начали чесаться, но даже это не заставило девушку отодвинуться чуть дальше. Пламя лизало сухие дрова, мягко потрескивали угли, да и сама обстановка навевала спокойствие и умиротворение. и если бы Рыжая заблаговременно не приняла наркотик, то сейчас бы мирно посапывала свернувшись в клубочек, однако по вышеуказанной причине она просто физически не могла этого сделать, а поэтому сидела молча глядя в костер и ломая тонкими пальцами подобранную с земли веточку. И как обычно в это умиротворенное состояние грубо вторгся со своими разговорами Джейк.
-Я около полугода здесь,- проговорила Ириан, бросив беглый взгляд на Ворону, -Еще привыкнуть ко многому не успела, но уже достаточно освоилась. Здесь многое отличается от того мира, где я жила в последнее время... Хотя люди практически везде одинаковые,- девушка слабо улыбнулась и пожала плечами. -А ты, Джейк, давно здесь?-
Постепенно, когда разговор начал сходить на нет, а попутчики, судя по всему, вознамерились спать, Рыжая, в связи с вышеописанными обстоятельствами, их примеру следовать не собиралась, а посему резко подскочила со своего насиженного места, отряхнула штаны от лесного сора - мелких веточек, элементов сухой листвы и земли. На месте сидеть не моглось и не хотелось. Хотелось активных действий. Если и не поисков пропавшего каравана, то хотя бы продолжительной прогулки, предпочтительно в одиночестве и зверином облике. Легко подхватив сумку и перекинув ее через плечо, Ириан обвела взглядом поляну, что бы потом смочь найти своих товарищей по поискам, и обратилась к мужчинам.
-Я пойду прогуляюсь... Все-равно уснуть не смогу,- и помолчав чуть-чуть добавила для пущей уверенности, -Скоро вернусь,- хотя сама в последнем сомневалась. Вообще, когда ноги вынесли ее прочь с поляны, в рыжеволосую голову закралась крайне нехорошая идея. Нехорошая естественно для ее спутников, но никак не для самой Ириан, а именно в одиночку отправиться на поиски каравана и единолично доставить Соломону весь его товар, чтобы получить больше прибыли. Однако, эта мысль была еще в стадии разработки, в то время, когда ноги уносили девушку все дальше и дальше от стоянки.

+1

13

Тарахтящая и побрякивающая телега, которую в этом Богом забытом месте слишком гордо именовали трамваем, вскоре довезла путников до нужного места. Солнце закатывалось за горизонт, а в городе медленно, по одному включались фонари. Улисс, выйдя из остановившейся латунной штуковины сам, помог выбраться металлической девушке, после чего достал из сумки выданный в арсенале респиратор. Хорошо хоть тут его послушали: дали не стрёмную полумаску, оставляющую открытыми глаза, а полностью закрывающую лицо пластинку-двухсторонее зеркало, непрозрачное снаружи, но изнутри пропускающее свет, как обычное стекло. Прикрутив к дыхательной трубке фильтр, жрец снял маску и хотел было уже надеть респиратор, но что-то его остановило.
- Ори, девочка моя, намажься этой своей смесью. Вот это, как я понял, уже Врата Гор, а за ними враждебная среда. Лучше будет, если мы примем все необходимые меры до того, как выйдем за город, чтобы не стать овощами. - с этими словами мужчина полез в сумку. Оттуда он выудил между пальцами три почти одинаковых с виду пузырька. Один, светло-розовый, он кинул Орианне, второй, с тёмно-синей жидкостью внутри, откупорил и употребил сам: на мгновение взгляд его затмила мутная пелена, как будто жрец смотрел через грязную плёнку, и тут же Улисс вновь прозрел. Освещённые фонарями места почти выцвели, став чёрно-белыми, зато тёмные области приобрели чёткость. Он видел каждую грань каждого предмета, таившегося в темноте. Третий же пузырёк, наполненный ярко-бордовым составом, дозорный прицепил к поясу. Махнув рукой в жесте "Следуй за мной", он надел респиратор и направился к выходу из города.
Немногочисленные люди, которых они видели на пути к воротам, всё ещё кидали на парочку странные взгляды. Ну да, конечно, оно и понятно: нечасто увидишь подобную пару. Если мрачных мужиков в пальто ещё пруд пруди, то вот девушки, целиком отлитые из металла, встречаются ой как редко. Тем свободнее наконец вздохнул Улисс, когда они вышли из города через решётчатую калитку, служившую выходом из Врат для пешеходов в ночное время суток. По началу их, кстати, вообще не хотели выпускать:
- Не велено калитку открывать после восьми вечера для пеших. Шваль всякая только за город ходит. Честным людям там ночью делать нечего! - привратником был низкорослый коренастый мужичок, похожий на сказочного гнома: даже борода такая же, густая, кустистая, спускающаяся почти до живота. Да и нрав у него, похоже, был гномий: немного сварливый и недоверчивый.
- Пропускай. - коротко ответил ему жрец, достав из нагрудного кармана значок Дозора и сунув его "гному" чуть ли не в самое лицо.
- Сразу бы сказал, шо из дозора. Давай, ща пущу... ну-ка, взяли... еееех... - проржавевшая насквозь калитка с мерзким скрипом отворилась, выпуская Улисса и его спутницу на открытое пространство.
Вот здесь, в местах, где фонарей и вовсе не было, приготовления Улисса оказались не лишними. Более того, без них он бы полностью ослеп: темень была, хоть глаз выколи. Зато небо... такое небо бывший браконьер видел лишь во время охоты в лесах Синода. Звёзды мелкой-мелкой сетью были наброшены на иссиня-чёрный небосвод, то ярко сверкая, то чуть тускнея. Они складывались в незнакомые созвездия: вон там точно видна голова коня с торчащим из неё рогом, вон там две огромные звезды в ореоле маленьких - как будто глаза какого-то древнего бога сверлят живущих внизу взглядом с небесного свода.
- Красиво, чёрт побери... красиво и немного жутко. Теперь мне жаль тех, кто в этом мире никогда не видел подобного... - Улисс и не заметил, что сказал это вслух. Впрочем, сейчас это было важно менее всего. В конце концов, кто бы услышал его здесь? Орианна? Но ведь ей это знание не принесёт абсолютно ничего. Она просто здесь, рядом с ним, и это тоже прекрасно. Наконец-то на них не смотрят, как на уродов в цирке.
- Жаль, что в городе таких звёзд не видно. Это был бы чудесный романтический вечер, если б только не эти чёртовы споры, отсутствие выпивки и свечей. - жрец засмеялся, обращаясь к балерине. У них было задание, но в данную секунду Улисс был на волоске от того, чтобы вернуться в город, украсть где-нибудь трёхлетний запас фильтров и ингредиентов для антиржавчины, после чего бежать с Орианной на край здешнего света. И хорошо, что это был лишь секундный порыв, даже не очень явно зафиксированный мозгом.
- Ну пойдём, девочка моя. Пусть Шар летит впереди, он движется бесшумно, и его труднее заметить. - отдав сию команду, жрец тихими шагами направился следом за сфероподобным слугой своей спутницы, держа наготове снятый с ремня на спине арбалет. Конечно, полагаться в этой темноте можно было не только на Шар, но и на усиленное употреблёнными веществами зрение Улисса, однако второе мужчина решил приберечь до более явной опасности. А её пока что, если верить молчанию Шара, видно не было. Ну и слава всему сущему. Так жить легче, когда опасностей нет. Хотя, конечно, жизнь в этом случае вообще неинтересной становится. Впрочем, с этим тоже можно поспорить, как и с любым утверждением. Улисс же сейчас не собирался спорить, тем более сам с собой. Он оглядывал окрестности, лишь изредка оборачиваясь, чтобы удостовериться в том, что его драгоценная спутница идёт следом. В конце концов, без неё в этом мире было бы как минимум чуть более пусто.

Отредактировано Улисс Алый Жрец (27-10-2012 15:27:48)

0

14

Выпрыгивая из трамвайчика, Орианна оперлась на руку Улисса, и проделала небольшое танцевальное движение в воздухе, после чего оказалась на твёрдой земле. Несколько секунд спустя жрец отдал ей один из заготовленных впрок флаконов особой смазки. Орианна не стала следовать совету Улисса во всём, выпив часть содержимого, и лишь оставшееся нанеся на открытые участки тела. Внутри же всё покрылось тонким слоем защиты само по себе, через систему подачи смазочного материала.
Когда все открытые поверхности были ограждены от пагубного воздействия извне, Орианна поплотнее запахнула плащ, и пошла следом за напарником. Краткая перепалка закончилась предъявлением значка, балерина же просто "спряталась" за спиной жреца от угрюмого взгляда сторожа.
Мир за куполом был... тёмным. Но не из-за непонятных потусторонних сил, или еще чего-то. Просто была ночь. Орианна видела лишь то, что высвечивал визор Шара, её собственные глаза и тусклый, слабый свет звёзд и луны.
"Одна луна? Как странно. Очень непривычно выглядит... хотя, о чём я думаю? Это другой мир, разумеется, здесь может быть одна луна."
Услышав указание послать Шар вперед, Орианна немного помедлила, но всё же решилась. Шар шустро пролетел в указанном направлении, и занял новую позицию в паре метров перед Улиссом. Балерина же тихонько семенила следом, держась примерно на том же расстоянии позади жреца. Темнота вокруг не наводила ужас, и даже не тревожила, хотя девушка знала, что по ночам везде, в любом мире могут появляться вещи, которых лучше не видеть даже при свете дня, не то что под покровом ночи. Но... у неё есть оружие и защитник, так что, всё должно пройти хорошо. По крайней мере, Орианна так думала.
"И всё же... хоть ничего и не происходит, это довольно волнующе. Моё первое задание, тьма, эти странные "споры", которые тут вроде бы везде... интересно, что же будет дальше? Насколько я поняла, мы сейчас уже почти на месте... наверняка мы там будем не одни. Может быть, там даже будут другие выпавшие из порталов. Но даже если не будет никого, задание не потеряет своей интриги... даже наоборот. И наконец я смогу показать Улиссу, что я не бесполезна, что я могу иногда постоять за себя и за других..."
Орианна тихо прогнала воздух через механизмы, и поправила чуть скосившийся капюшон плаща. В конце концов, чем меньше контакта с этими самыми спорами, тем дольше продержится защита.
Когда в глазах немного потемнело, Орианна лишь вывернула руки себе за спину прямо под плащом, и несколько раз повернула ключ. Тут же вокруг стало светлее. Настроение поднялось ещё выше предыдущей отметки, и балерина ещё "бодрее" посеменила за Улиссом.

0

15

Лесной настил мягко шуршал под ногами, нарушая почти полную тишину спящего леса, пока девушка медленно брела куда глаза глядят. Ночь была поистине чудесная. Прохладный воздух приятно ласкал открытые участки кожи, изредка, из-за густых крон деревьев, мелькали клочки чистого звездного неба, где-то вдалеке ухал филин, а совсем рядом, будто бы над головой каркал ворон. Ириан осмелилась даже стянуть респиратор, чтобы всего несколько раз глубоко вдохнуть в себя запахи ночного леса да, чего уж тут скрывать, сигаретку выкурить.
И снова в голову начали закрадываться подленькие мыслишки о том, что к черту их - этих "напарников", которые вроде и смогли бы крайне облегчить поставленную задачу и несколько скрасить одиночество, но зато оттяпали бы себе львиную долю материального вознаграждения. Алчную рыжуху такой поворот мало устраивал, поэтому предательская мыслишка все плотнее укоренялась в сознании девушки и разрасталась там с неимоверной скоростью. Ну ничему человека жизнь не учит! Не так ведь давно удалось Лисице избежать заслуженной кары за то, что поддалась своей корысти и решила присвоить себе то, что было добыто благодаря усилиям не ее одной, а нескольких человек сразу. И ведь, к огромному счастью, в тот раз Портал оказался неподалеку, в который Рыжая благополучно улизнула и живет себе теперь спокойно, о былом не вспоминая почти. Но здесь, в этом мире, такой возможности, как бегство в другой мир, у девушки уже нет. Некуда бежать. А посему крайне не осмотрительно снова идти на поводу у своей алчности, что, как уже известно, ни к чему хорошему не приведет. И не за горами тот день, когда разобиженные Ворона и Охотник прижмут ее за горло в каком-нибудь темном переулке и, в лучшем случае, потребуют поделиться денежкой, которую Лисица смела у них умыкнуть. Но от подобных мыслей девушка, никогда не думающая о последствиях, была весьма и весьма далека...
Окурок был втоптан в землю толстой подошвой тяжелого ботинка, чтоб крохотная искра не вызвала вдруг целого лесного пожара, респиратор снова надет на лицо, опять послышался воронов голос, а д'Кхорн продолжала свой, теперь уже более осмысленный, путь. Правда, где именно искать потерянный караван Рыжая совершенно не знала, мало того, даже представить себе не могла. Наверное лучше всего сейчас было бы выйти непосредственно на дорогу и шагать уже по ней, однако,  Лиска делать этого не торопилась, предпочитая идти параллельно дороге, но на некотором отдалении от нее. Почему? Потому что все то время с тех пор, как отсветы костра полностью скрылись за деревьями и сталкера окутала темнота, душу этой особы не покидало какое-то слабое, но не совсем хорошее ощущение. Может быть оно было вызвано всего-лишь добровольным одиночеством, ночью и этим по сути дружелюбным лесом, а может быть и предчувствием чего-то. Возможно где-то по тракту бродит какая-нибудь недобро настроенная бандитская шваль и попадись ей хоть кто-нибудь, особенно одинокая, хрупкая на вид девушка, то беды не миновать. Может быть ощущение было связано непосредственно с поисками каравана, ведь действительно было странным то, что о его существовании знал только Соломон и больше никто. А может... да черт его знает, что там может быть еще, но в любом случае лишняя осторожность не повредит.
Вскоре чуткого слуха Лисицы коснулись чьи-то отдаленные, слаборазличимые голоса. Девушка тут же замерла, а по телу пробежал холод. Какому благоразумному человеку понадобилось выходить ночью в лес? Первой мыслью была почти надежда на то, что это всего лишь ее спутники, у которых отбило сон и они решили последовать примеру своей рыжеволосой "коллеги", однако эта мысль была тут же отметена, ведь голос раздавался совершенно с другой стороны, абсолютно противоположной стоянке. Бандиты? Караванщики? Простые граждане, припозднившиеся по личным причинам? Другие сталкеры? Да кто угодно. Гадать можно до бесконечности и так и не узнать того, что есть на самом деле. В любом случае, как бы там ни было, но разумнее всего было бы сейчас не высовываться, чтоб не навлечь на свою голову каких-либо неприятностей, поэтому Лиска, стараясь ступать бесшумно, медленно прокралась ближе к дороге и вскоре замерла метрах в пяти от тракта, надежно укрытая широким стволом старого дерева. Стараясь дышать как можно тише и не производить каких либо других звуков, Ириан навострила уши и принялась вслушиваться в звуки ночного леса.

+1

16

- По идее, шляться по лесу ночью не стоит. Надо бы костёр развести, да только где? - изредка бросая вот такие фразы своей спутнице, Улисс задумчиво оглядывал окрестности улучшенным зрением. Конечно, ему костерок сейчас только помешает, а вот зверьё он отгонит. А если найти подходящее укромное местечко, то ещё и от всяких недоброжелателей можно укрыться. Жрец был в себе уверен, но если бы он был один, то шлялся бы по этому лесу уже почти как дома. А с ним была Орианна, которую мужчина берёг больше жизни своей. Ну, разумеется: жизнь-то его и гроша не стоила.
Пока что нормального места для костра видно не было. Конечно, деревья иногда подступали к тракту почти вплотную, порой путникам приходилось перебираться через взрывшие утоптанную землю огромные корни, кое-где даже на самой дороге рос кустарник, через который Улисс предпочитал проламываться, а балерина - обходить. Но вот достаточно укромного места, чтобы там можно было развести хотя бы небольшой костёр, не было. И это немного напрягало: тащиться в чащу среди ночи даже для бывшего браконьера казалось смерти подобно. Мало ли, какая тварь там обитать может.
А вот вроде неплохое местечко. Смотрится уютно, прикрыто от дороги с двух сторон, а третью можно просматривать и собственными глазами. Со стороны дороги в пяти метрах растёт толстенное дерево, кажется, будь оно полым - в него бы влез весь контингент Народного дозора, со стороны города к нему привалился ещё один такой же ствол, только поваленный. У кого ж сил хватило такую бандуру свалить... так или иначе, жрец направился к этому месту, надеясь наконец устроить привал.
Каково же было удивление Улисса, когда, пробравшись в небольшое отверстие между поваленным деревом и землёй, он увидел прижавшуюся к толстому стволу девушку. В принципе, ничего необычного: мало ли какие сталкеры бывают. Другое дело, что она забыла так близко от тракта ночью. Обычно те, кто выходит за стены города, по ночам сидят у костров...
Как хорошо, что у жреца в руках был готовый к выстрелу арбалет. Особой защиты на незнакомке видно не было, так что это оружие, пожалуй, могло нанести достаточно тяжёлые повреждения.
- Орианна, девочка моя, бегом сюда. - рявкнул Улисс, надеясь, что на слух балерины местная атмосфера никак не повлияла. Держа незнакомую сталкершу на прицеле, дозорный шагнул чуть ближе к ней, стараясь держать за спиной ствол дерева. Мало ли, вдруг девка не одна сюда заявилась.
- Так-с. А теперь ты размеренно, по пунктам рассказываешь, кто такая и какого дьявола за нами следишь. Будешь дёргаться - получишь болт в лоб, стрелять я умею не хуже некоторых. - едва заметно зашевелились под деревянной ложей арбалета пальцы мужчины. Привычный биохимический пасс в разговоре с предположительно враждебно настроенным человеком: немножко усталости и головной боли в случае чего не повредит. Улисс сверлил девушку взглядом, хоть это и не было видно за респиратором-маской. Хотя, может, вести себя так агрессивно не стоило... вдруг у незнакомки исключительно дружественные намерения? Мужчина посмеялся собственным мыслям на этот счёт. Друг не стал бы прятаться за деревом, стараясь не дышать.

Отредактировано Улисс Алый Жрец (30-10-2012 14:10:34)

0

17

Очередные кусты зацепились за полы плаща. Орианне пришлось приостановиться и высвобождать одеяние руками. Однако, не смотря на задержку, от Улисса она не отстала - тот шёл, вглядываясь, как казалось балерине, в каждую тень, и это довольно сильно замедляло его передвижение. К тому же манер проламываться через всё, что попадалось на пути, так же не ускорял их продвижения по темноте. Орианна тоже смотрела в темноту,  но видела лишь то, что мог высветить не очень-то сильный свет, которым "горели" её глаза. Очередной хруст спереди - и вот ей снова приходится обходить несчастный куст, через который нагло пролез её напарник.
Спереди донеслись слова о костре. Девушка неопределённо поддакнула, вспоминая, как раньше, в родном мире, они с отцом вдвоём иногда ездили за город на охоту. Орианна не убивала животных, в отличие от Грегора, а просто радовалась природе и редким часам, свободным сначала от обучения, а потом, годы спустя - от выступлений. Если им приходилось ночевать в лесу, отец всегда разжигал костёр, и они сидели, смотрели в огонь или в небо, и тихо говорили о чём-нибудь.
Девушка махнула головой. С чего она об этом вспомнила? Просто у отца всегда получалось быстро найти идеальное место для стоянки. То ли удача, то ли места такие, но они никогда не блуждали по лесу в темноте, как сейчас. Хотя... в их в мире путников в ночи не ждало ничего опасного, потому что за порядком следили не только в городах. Здесь же всё обстоит по-другому, в этом мире даже в пределах городских стен не могут уследить за безопасностью жителей, не то что за их пределами.
Орианна увидела уже несколько мест, где отец не преминул бы остановиться, чтобы устроить небольшой привал. Однако Улисс настойчиво шёл вперёд. Орианна попробовала позвать его, и указать на примерно подходящее место, но тут уткнулась в спину остановившегося жреца. Визор Шара высветил впереди куда более приятное для остановки место, чем найденное балериной до этого. Место это было ограждено от дороги упавшим деревом, и небольшая поляна, образовавшаяся в итоге, подходила для привала почти идеально. Напарник облегчённо вздохнул, и двинулся в сторону лежащего ствола, видимо, чтобы проверить возможное место остановки на предмет опасностей. Орианна двигалась чуть поодаль за его спиной. Однако, пролезать за напарником между деревьями и кустами оказалось немного проблематично, и девушка снова задержалась, уже в который раз освобождая свою накидку от цепких веток.
Раздался странный призыв, после чего балерина оказалось за спиной компаньона, преодолев всё разделявшее их расстояние за несколько секунд, правда, порядком ободрав при этом рывке плащ. Вглядевшись в темноту, Орианна увидела, что Улисс держит кого-то на прицеле. При ближайшем рассмотрении этим кем-то оказалась довольно молодая с виду девушка, облачённая в, видимо, обычную для этих мест одежду. Напарник раздражённо требовал от незнакомки, чтобы та назвалась, и сказала, зачем шпионит. Балерина положила руку на плечо жреца, и сказала, механически "прокашлявшись":
- Улисс, мне кажется, что она просто проходит тут, как и мы. Может быть, услышала нас, подумала что-то плохое, и решила переждать... ведь правда? - последнюю фразу балерина сказала чуть громче, спрашивая незнакомку.
Орианна искренне надеялась, что дело именно так и обернётся, ибо ей совсем не хотелось сейчас наблюдать драку между Улиссом и хрупкой девушкой. Это не то дело, которым, как ей казалось, должен заниматься дозор...

Отредактировано Орианна Ривек (30-10-2012 22:23:08)

0

18

Черт бы побрал этот лес, где все слышится не так и не оттуда, благодаря поразительной акустике этого места. Лисица же была уверена на все сто процентов, что голоса и звуки шагов раздаются со стороны дороги, но никак не из леса. Она даже голову повернула, в попытке выглянуть из-за своего убежища, чтобы посмотреть, кто будет по этому самому тракту проходить, а когда повернулась обратно, то к удивлению своему, обнаружила арбалет в сантиметрах от своей груди и его держащего здорового мужика, чье лицо надежно скрывала маска. Ни глаз, ни выражения лица разглядеть было просто невозможно и от этого, даже в большей степени, чем от стального болта, стало по-настоящему страшно. Невозможность видеть хотя бы глаз собеседника всегда несколько пугала девушку, ведь в таком случае, совершенно невозможно понять, что у него на уме. Одежда агрессивно настроенного незнакомца, по которой уже успела пробежаться глазами перепуганная, но не потерявшая возможность соображать, Ириан, то выходило, не говорила ей абсолютно ни о чем. Никаких нашивок, никаких знаков отличия, ничего, что могло бы выдавать в нем хоть какую-то принадлежность к какой-либо организации. А следовательно, перед ней мог стоять кто угодно.
От вида оружия, нацеленного прямо на нее, ноги постепенно начинали становиться ватными, сердце бешено колотилось, дыхание перехватывало, на лбу выступила испарина, а к горлу подкатывал отвратительный ком. - Орианна, девочка моя, бегом сюда. - крикнул незнакомец, впрочем эта фраза тоже не прояснила ничего. Мало ли кто может ходить по темному лесу в паре с женщиной. По себе Рыжая знала, что женщины не такие уж хрупкие и беспомощные создания, какими их принято считать, а поэтому на сей счет не обнадежилась нисколько.
- Так-с. А теперь ты размеренно, по пунктам рассказываешь, кто такая и какого дьявола за нами следишь. Будешь дёргаться - получишь болт в лоб, стрелять я умею не хуже некоторых.- снова раздался голос из под маски и Лиска растерялась даже, не зная, что ответить. Да и с чего он вообще решил, что Рыжая следила за ними? Шла себе спокойно по своим делам, не трогала никого, как тут, откуда ни возьмись появился этот и его... зеленые глаза начали медленно округляться от удивления. Лиса была поражена настолько, что даже о страхе своем позабыла. "Его девочка" по имени Орианна уже спешила к ним. Первое, на что обратила внимание Ириан - были ее глаза, излучающие голубое свечение. Глаза горели, завораживали, пугали. Глаза не принадлежали человеку или какому-либо другому живому существу, но в них была жизнь.
Светящиеся глаза и металлическое лицо... Можно было подумать, что это такая искусно выделанная маска, с точностью повторяющая все линии человеческого лица. Ириан так сперва и подумала, и думала ровно до тех пор, пока девчонка не начала говорить. Челюсть двигалась, как настоящая, шевелились губы и даже вроде бы мимика меняла свое выражение. Значит все-таки это было лицо... Рыжуха была настолько удивлена, что даже не сразу среагировала на вопрос, адресованный ей девушкой. И только спустя несколько мгновений оправилась от первого впечатления, и спохватившись, кивнула ей, мол, правильно мыслишь. А затем перевела взгляд на мужчину с арбалетом и наконец заговорила. Присутствие Орианны придало ей уверенности, ведь рыжуха чувствовала, что этот с арбалетом не будет убивать ее в присутствии той, которую он так нежно, даже можно сказать, любовно называл "своей девочкой". Не мудак же он распоследний.
-И с чего ты взял, что я следила за вами? Мы тут с товарищами остановились неподалеку,- голос был чуть хрипловатым, потому что во рту пересохло от страха, и приглушенным респиратором, но звучал вполне себе нормально, -Я по малой нужде отлучилась, да видимо ушла слишком далеко и заблудилась ненароком,- конечно же Лисица отчасти врала, но делала она это настолько убедительно, с невинным выражением глаз и жалостливо звучащим голосом, а главное с полной уверенностью в своих словах, что уличить ее во лжи не представлялось возможным. -Вот уже битый час по лесу плутаю, в надежде своих найти. А потом услышала вдруг, что идет кто-то, ну и испугалась конечно. Думаю - точно бандиты. Я же девушка слабая, хрупкая, меня любой обидеть сможет, поэтому и спряталась тут за деревом, думала вдруг мимо пройдут, не заметят. А оно вот как  не хорошо получилось. Не только заметили, но и арбалетом взведенным теперь в нос тычат,- конечно и сейчас Ириан была не на все сто процентов уверена, что эти двое не являются бандитами, но весьма на это надеялась.

Отредактировано Ириан д'Кхорн (02-11-2012 03:33:26)

+1

19

Хоть его и звали Вороной, но воронов он больше любил. Умные птицы, в чём-то благородные. Да и суеты как будто меньше наводят. Ворон вообще занимательное существо - ведь и человеческой речи может подражать, если обучить соответственно. А ещё ведь способны терпеливо ждать. В отличии от остальных птиц.
Вот и сейчас Джейк наблюдал за одним таким, сидевшим на соседнем дереве и внимательно разглядывавшим троицу за костром. Голд даже потихоньку стал выпадать из разговора, обращая больше внимания на птицу, нежели на собеседников. Хотя и последние тоже не особо стремились поддерживать с таким трудом начатую беседу перед сном.
- Я здесь всё жизнь провёл. Отец караванщиком у меня был. Ну и я в это дело пошёл охранником, когда оружием чуток овладел. Как-то так, - лишь ответил напоследок Ворона.
А тут и Охотник, таки отойдя от восхищения окружающей природой, завалился спать, никому ничего не сказав. И Рыжая тоже куда-то навострила ноги. "Прогуляться, ну как же, - заметил про себя сталкер. - А сумка тебе зачем?" Подмывало спросить это вслух, но Джейк сдержался, лишь с прищуром проводил фигурку девушки, вскоре скрывшуюся между деревьями.
- Боялась бы, не согласилась бы на нашу компанию, - буркнул вслух Голд, косясь на заснувшего Охотника.
Ответом была лишь тишина да шипение респиратора. "Ну ладно."
Сталкер встал и, разминаясь, направился в сторону от костра, дескать, по своим мелким, но необходимым делам. Остановился он как раз недалеко от того дерева, на котором сидел недавно привлёкший его внимание ворон.
- Иди сюда, иди, - позвал он птицу, вытянув руку.
Ворон, приглушённо каркнув, с готовностью слетел с ветки и уселся на предоставленную "площадку". Голд улыбнулся и сунул птице кусочек вяленого мяса из небольшого мешочка на поясе. Ответом было благодарное "кар-р", и еда моментом исчезла в клюве.
Что Джейк сказал своему пернатому собеседнику, никто не слышал, но суть была примерно ясна, когда ворон снялся с руки сталкера и, изредка каркая, направился следом за рыжей девушкой. Сам Голд вернулся к костру, взял свою сумку и не спеша направится точно в ту же сторону, лишь оставив Охотнику карту местности и отметив там угольной точкой их примерное местоположение.
Ворон быстро нашёл Ириан и стал внимательно следить за ней, перелетая с ветки на ветку и иногда каркая, наводя идущего следом Джейка. Мужчине было трудновато ориентироваться - лес приглушал далёкие звуки и множил их эхом, - поэтому он продвигался медленно и не спешил догонять Рыжую. Может, это и хорошо. Так бы встреча девушки с путниками могла бы сложиться иначе.
Зато пернатому шпиону надоело просто так летать и каркать. Когда его цель нежданно повстречалась с путниками, птица в несколько перелётов спустилась на самую ближайшую толстую ветку, росшую метрах в двум с небольшим от земли и буквально над головой Рыжей. От всяких неожиданностей в виде арбалетных болтов его закрывала другая ветка, росшая совсем близко. Немного потоптавшись и, как будто послушав разговор людей внизу, ворон неожиданно и громко каркнул. Спустя несколько секунд ещё раз, а потом ещё. В конечном итоге, птица спорхнула с ветки и уселась на корень дерева недалеко от людей. Кося левым глазом на двуногих, пернатый ещё раз подал голос, но уже намного тише. Переминаясь с ноги на ногу, ворон тянул одну из лап в сторону Ириан, словно просясь сесть на руку, а потом резко выдал:
- Еды-еды! - и вновь приглушённо каркнул.

0

20

- Слабые и хрупкие девушки не шляются по лесу в одиночку, тем более ночью и без оружия. В общем, кровопролития я не хочу, но отпускать тебя сейчас опасно, сама понимаешь. Стреляю я на звук ещё лучше, чем в визуальном контакте, так что дёргаться не советую. Мы всё равно отдохнуть собирались. - Улисс опустил арбалет. На свою Косу он бы опёрся, как на трость, благо поставленный "на попа" тот деревянный монстр доставал прикладом жрецу до плеча, эту же штуковину мужчина спокойно держал в одной руке. Но арбалет всё ещё был заряжен, и пустить болт в спину убегающей труда не составило бы. - Ночь посидишь с нами, а утром пойдём твоих ребяток искать. Нечего в темень глаза пялить.
Жрец сел на землю по-турецки, уложив оружие на колени. Почему он не пристрелил рыжую на месте? Во-первых, не хотелось казаться зверем в глазах Орианны. Конечно, лишние свидетели в таком деле не нужны, но всё же они теперь оба служители закона. А закон здесь не такой, как дома... ты не можешь просто убить провинившегося. Да и к тому же, в чём виновата рыжеволосая девка? В том, что появилась не в то время и не в том месте? Ну так случайность - не причина убивать. Судьба-копеечка, все дела. Да и всё лучше просидеть ночь втроём. Меньше опасность какое-нибудь зверьё привлечь. Волки - санитары леса. Они на слабых, больных, старых да одиноких бросаются, три вооружённых человека для них не представляют никакого интереса, если, конечно, зверьё не бешеное. Улисс не знал, есть ли вообще в этом мире такое понятие, как бешенство, и проверять на собственной шкуре как-то не хотелось.
А во-вторых... во-вторых Алый жрец просто чувствовал, что убить сейчас Ириан означало бы забрать лишнюю душу. А лишние души нужно возмещать. Взгляд мужчины упал на его металлическую спутницу. Если бы сейчас ему приказали забрать её - смог бы он это сделать? Вряд ли. Улисс всегда отличался от остальных жрецов. У них строгие алые с бронзой одеяния и непрозрачные маски - у него шляпа, пальто с приколотой розочкой и усмехающаяся театральная личина. У них редкие "охоты" - моменты, когда все жрецы выходят на улицы, выискивая готовых к гибели; у него же постоянная охота на одиночную цель, которая прерывается там, где начинается след другой жертвы. И, конечно, полное повиновение Синоду. Тут Улисс не мог похвастаться религиозностью: порой он просто посылал приказы власть имущих куда подальше, либо поливал диким огнём собственного приготовления. Не хотелось чувствовать себя марионеткой, которую дёргают за ниточки.
- Орианна, пойди набери хворосту. Разведём костёр, чтобы отпугнуть зверьё... - жрец, говоря это, перевёл взгляд с металлической девы на свою сумку, как будто пытаясь разглядеть что-то на поверхности дублёной кожи. Из этой прострации его вывел так удачно приземлившийся неподалёку ворон, будто бы способный разговаривать по-человечески. Так или иначе, на просьбу о еде откликнулась не рыжая девка, но Улисс, выудивший из сумки перемотанный бечёвкой кусок вяленого мяса. Оторвав от него небольшую полоску, мужчина кинул её птице и произнёс при этом:
- На, ешь. Надо же, вороньё здесь такое же, как дома...

0

21

От "сердца" отлегло, когда Улисс опустил арбалет. Пусть он и всё еще заряжен, однако, девушка уже вне опасности.
"Похоже, у меня потихоньку получается влиять на кое-чьё поведение. Надеюсь, что воздействие на этом не закончится..."
Орианна убрала руку с плеча жреца, улыбнулась сталкерше, надеясь, что для неё улыбка, воссозданная механическим лицом, не будет страшной или хоть как-то неприятной, после чего сказала:
- Эм... здравствуй! Меня зовут Орианна Ривек. Рада встрече!
Выслушав ответ, балерина услышала слова Улисса, и поспешила выполнить просьбу напарника. Эта просьба-приказ набрать хворост была будто продолжена внезапным карканьем со стороны дерева. Балерина дёрнулась, быстро повернув голову к источнику звука, но там, вместо чего-то пугающего, её ждала обычная птица. Правда, птица эта, подобравшись к людям поближе, вполне "по-человечески" прокаркала что-то вроде "еды-еды", после чего выжидающе стала на этих самых людей смотреть. Орианна машинально осмотрела себя, но вспомнила, что у неё еды нет. Поэтому, когда птица посмотрела на неё вновь, балерина виновато пожала плечами, после чего мысленно подозвала Шар, и отправилась искать "горючий материал".
Девушка решила не отходить далеко от поляны, благо, рядом валялось достаточно сухих веток и прочих "органических останков" растений, пригодных для того, чтобы развести костёр. С помощью света, излучаемого визором Шара, и собственными глазами, Орианна эти самые "останки" собирала, и, когда куча веток в руках приобретала достаточный объём, относила её к поляне. Через несколько походов куча хвороста на поляне приобрела весьма внушительный вид, и балерина решила передохнуть. Ну, как передохнуть - обновить защитный покров и заново завести системы. Скинув плащ, девушка снова покрыла открытые поверхности защитным составом, а уже после этого, когда вся её "кожа" была защищена, Орианна завела руки за спину, и несколько раз повернула ключ, из неё выступающий. Новый заряд энергии пробежал по всем системам, даже свет в глазах стал немного ярче.
"Ободрённая" этим фактором, ну и зарядом энергии, разумеется, балерина решила пойти собрать "горючий материал" в последний раз, чтобы не бегать потом. Шар "бодро" полетел вперёд, освещая дорогу, девушке оставалось лишь наклоняться и подбирать сухие ветки. На этот раз балерина отошла немного дальше, там, где она сейчас бродила, голос Улисса был почти не слышен. Орианна дособирала "намеченный объём" веток, и тихонько направилась к лагерю.

0

22

Ириан облегченно выдохнула, когда незнакомец опустил арбалет. Все-таки радости мало от того, что кто-то на прицеле тебя держит. Спорить она не стала, признаваться в том, что имеет при себе оружие тоже, а просто согласно кивнула, мол, поняла, осознала, приняла все вышесказанное и попыток сбежать до утра предпринимать не будет. Да и вообще в данной ситуации проще было выдавать себя за дурочку, авось целее будешь, да дождаться подходящего момента, пока эти двое спать улягутся. Хотя на счет механической девицы Рыжая очень сомневалась. Вряд ли железяке сон требуется.
Особой радости от встречи с этой парочкой, которая грубо нарушила планы, Лиска не испытывала, но тем не менее перевела добродушный взгляд на Орианну и с искренней радостью произнесла, -А меня Рыжей звать. Я тоже очень рада, что вы не бандитами оказались и грабить-убивать меня не собираетесь. Ведь не собираетесь же? А вообще я здорово испугалась, когда ты на меня арбалет свой направил,- эта реплика уже была адресована незнакомцу в маске, -Думала - все, кирдык мне. А тебя как звать? А вообще, не, я сбегать не собираюсь. Куда мне? Только если волков кормить, или еще кого. Я лучше с вами до утра пересижу, а потом своих искать отправлюсь, авось дождутся они меня.- без умолку тараторила девушка, медленно сползая по стволу дерева на землю, кидая взгляды то на одного, то на другую, а самой же от своих слов тошно было. Давно она такого бреда не несла.
Орианна отправилась за дровами. Ириан хотела было пойти ей помочь, но передумала. На то было две причины. Первая и основная - от пережитого страха ноги сталкера стали ватными и она вряд ли смогла бы в течение ближайших минут двадцати нормально передвигаться. Вторая причина тоже была весомой, но чуть менее. Вдруг этот дядя расценит ее порыв, как бегство, да и вгонит ей арбалетный болт между лопаток, может быть жизненно важных органов он не заденет и оставит девушке шанс на выживание, но причинит немало неудобств. Поэтому Рыжая плюхнулась задницей на землю, спиной облокотилась на ствол и уже открыла было рот для очередной глупой тирады, чтобы как-то скрасить долгие минуты ожидания механизма с хворостом, как вдруг совсем рядом с ней, опустилась на корень большая черная птица. Ворон. Птица была не пуганной и вела себя так, будто бы совсем не боялась присутствия людей.
Лисица, рассудив, что чем-то заинтересовала ворона, когда тот двинулся в ее сторону, подставила руку, давая возможность ему перелететь совсем близко к людям. Когда пернатый прокаркал - Еды-еды! - сталкер перебрала в уме содержимое своей сумки и карманов, но к сожалению своему вспомнила, что кроме тех двух съеденных пирожков больше ничего съестного в наличии не имела, а поэтому извиняющесь улыбнулась птице, будто бы улыбка была заметна под респиратором и проговорила,
-Извини, дружочек, нечего дать тебе,- будто бы птица могла понять смысл сказанного. Или все-таки могла?
По счастью, пернатый все-таки без угощения не остался.
-Кажется, они везде одинаковые,- произнесла она, косясь на незнакомца в маске, -По многим мирам меня жизнь помотала, много чего удалось увидеть нового и интересного, но вороны везде неизменны.-

+1

23

- Еда-еда, кар-р-р, - заключил ворон, когда рядом упал кусок вяленого мяса.
И не думая благодарить за такую щедрость, птица почти сразу прибрала к лапам предложенное и быстро проглотила где-то треть. С остальным же перебралась к рыжей девушке на руку, где трапезу и продолжила.
Когда с мясом было покончено, ворон неожиданно спорхнул от Ириан в направлении металлического создания, которое поначалу вызывало у птицы какие-то смутные подозрения и опасения, но потом такое недоверие немного улеглось. Зато разыгралось любопытство.
Пернатый сначала попытался усесться на голове механической девушки, а потом попытался и на странном, летающем непонятно как, шаре уместиться. На проверку даже пару раз осторожно постучал клювом по металлу.
А вот Джейку было менее весело - ворон каркать перестал и теперь искать девушку ночью в лесу стало сложнее. А идти по тракту было всё таки опасно...

0

24

Выслушав рыжую, жрец приподнял маску респиратора так, чтобы она чуть приоткрыла рот, закинул туда другой кусок мяса и, задвинув "забрало" обратно, принялся жевать. Попутно он приподнял арбалет, указывая им на девушку, и сказал:
- Не "пойдёшь", а "пойдём". Лично передам тебя твоим дружкам, если они есть вообще. А если нет, то... - свободной рукой с зажатым в ней куском мяса Улисс описал в воздухе круг и сделал странное движение, будто резкий удар по какой-нибудь крышке двумя пальцами, при этом прицокнув языком. - Уж не обессудь. А ля герр, как говорится, кум а ля герр, "На войне как на войне". - изречения на хайготике, языке аристократии в родном мире Улисса, входили в программу обучения Алых жрецов. Бывший браконьер не особо любил эпичные казни с отпущением грехов, но фразочки постепенно вошли в обиход.
Вообще, девушка сия казалась Улиссу странной. Она явно была умнее, чем хотела казаться, но вряд ли защищала диссертацию в каком-нибудь университете. Поток бредово-жизнерадостных фраз мог бы сбить с толку кого угодно, и это почти удалось с Улиссом... но ворона, объявившаяся столь внезапно, вдруг направила его на путь истинный. Ну врёт же девка! И пусть врёт, пока что это безвредно. Можно даже подыграть ей.
- Улисс. А кличку можешь засунуть себе между твоих стройных ножек - лично меня интересует настоящее имя. За "Рыжую" не зацепишься в случае, если ты где-нибудь в лесу умрёшь, и мне надо будет передать твоим знакомым тело. А может, и куш за него получить... вон, вороны же живут на мёртвых. А я так же чёрен, как ворона... - опять этот мрачный смех, завершавший обычно философские тирады жреца. В этот раз он оказался как раз вовремя: к стоянке приближалась Орианна. Закинув арбалет за спину, мужчина подошёл к металлической балерине и забрал у неё охапку хвороста.
- Да уж, здесь хватит на то, чтобы поддерживать огонь Столичного маяка. - на самом деле, Столичный маяк в родном мире жреца работал на масле, а не на дровах, но такой кучи дерева действительно хватило бы, чтоб его разжечь. Травы на пятачке, где сидели люди, почти не росло, так что Улисс просто повалил кучу в сторону и принялся в ней рыться. Найдя несколько зелёных "колышков", видимо, отломленных от здоровых деревьев ураганом, он воткнул их в землю крест-накрест, оставшиеся укрепил на получившейся треноге и уже на них уложил хворост.
- Хорошие дрова принесла, милая. - сказал Улисс, обращаясь к Орианне. - Дымить почти не будут. - взглянув ещё раз на заготовку для костра, он запустил руку в свою сумку и достал из неё давешний пузырёк со светло-розовой жидкостью и небольшой кисет. Отставив пузырёк, он выудил из кисета щепотку чёрной пыли и, растерев её, с силой бросил в сноп веток. Тут же вспыхнул огонь. После этого мужчина спрятал кисет обратно в сумку, подобрал пузырёк, открыл, допил оставшееся содержимое и выбросил пустую стеклотару куда-то за поваленное дерево. Бутылочка задребезжала, разбившись. Взгляд Улисса вновь помутился, после чего стал яснее, чем прежде. Но теперь зрение было привычным: он видел все цвета и грани места, освещаемого костром, а вокруг была непроглядная тьма. Только теперь дозорный увидел, что у незнакомки действительно волосы ярко-рыжего цвета. Лицо под маской растянула странная ухмылка. Ничего не сказав, мужчина вновь сел на землю, устремив взгляд в костёр.

Отредактировано Улисс Алый Жрец (08-11-2012 16:40:04)

0

25

- Какого маяка? Ах, да, я забыла...
В мире Орианны в столице её страны не было никакого маяка, и в первые секунды она действительно не сообразила, о чём говорит Улисс. Но потом вспомнила обстоятельства - он же из другого мира, - и просто приняла к сведению, что в мире жреца в некоей столице зачем-то стоит маяк.
"Может быть, она на острове? Или там маяки нужны для чего-то еще? Хм..."
Слова Улисса о том, что дрова будут гореть, не дымя, перевели мысли балерины в другое русло.
"Интересно, почему эти органические останки растений будут гореть, не создавая дыма?"
И тут девушка снова поймала свою мысль "за хвост". Снова машинный термин в голове. Изо всех сил старая личность боролась с превращением сознания в "мозг машины", но всё чаще в последнее время в голове проскальзывали замены обычных, живых слов сухими, неживыми терминами, всё чаще девушка не могла вспомнить старого названия какой-нибудь, казалось бы, незначительной мелочи. Но мелочи складывались, и Орианне приходилось постоянно обновлять свой "словарный запас" и пытаться контролировать даже свои мысли. Хоть это и не всегда получалось.
От размышлений Орианну оторвало странное ощущение того, что голова потяжелела. С помощью визора Шара Орианна увидела, что та самая странная говорящая птица пытается сесть ей на голову. Балерина тихо, механически засмеялась и застыла, не шевелясь, благо, у тела из металла с этим проблем нет. Но птица, не усидев на золотых волосах и минуты, сменила своё местоположение. Теперь она пыталась устроиться на Шаре, который "воспринял" это далеко не так позитивно, и начал улетать. В итоге, после недолгой борьбы, Шар "удручённо" летел, неся на себе птицу-победителя, клюющую его в верхушку.
Девушка снова механически рассмеялась, после чего мысленно приказала Шару пока не сгонять птицу.
- Сиди, странная, птица, чувствуй себя, как дома.
В следующие секунды Улисс разжёг костёр. Орианна вспомнила, как они с отцом в их небольших "походах" разжигали костры спичками или зажигалкой.
"Да, нам бы такое пригодилось тогда... а то иногда по полчаса тратили, чтобы костёр развести..."
Девушка печально проследила за улетающей бутылочкой. Еще дома её приучили, что почти все животные падки до непонятного, а то, до чего они падки, они пробуют на зуб. Хоть это и глупо, и как-то по-детски, Орианне вдруг стало жалко маленькое животное, которое решит съесть колбу, поэтому она, как бы то смешно не выглядело,  обдирая плащ, полезла в кусты, искать выброшенное стекло, с твёрдым намерением... ну, хотя бы желанием... попросить Улисса не выбрасывать подобное в лесу. Ну, что же делать с воспитанницей интеллигенции? Только жизнью учить, да и то, не факт, что уроки будут усвоены...

0

26

Ириан увлеченно разглядывала черную птицу, восседавшую у нее на руке, и казалось, позабыла обо всем: где находится, с кем, находится, в каком положении находится. Однако эта была всего лишь мишура. Мало кто мог прочесть в этом увлеченно-отрешенном взгляде активную умственную деятельность, направленную на побег от этой парочки. Как бы все это провернуть половчее, чтобы ее исчезновения никто не заметил по началу, а когда спохватились бы, то Лискин след уже и простыл бы.
-Ну ладно, ладно, пойдем,- девица перевела взгляд на мужчину, -Если у вас дел своих нет, то конечно можете со мной по лесу поблуждать. Кстати, ты в лесу хорошо ориентируешься? А то я даже представить не могу, в какой стороне наша стоянка,- а вот это уже было чистой правдой. Так как девушка возвращаться к своим напарникам не собиралась, то и не утруждала себя запоминанием дороги, -Да и вообще, какое вам до меня дело? Хожу себе по лесу, никого не трогаю. Не граблю и не убиваю. Или тебе только повод дай, чтобы убить кого?- вся эта ситуация уже начала несколько напрягать Рыжую. Ну вот действительно, кому какое дело, кто в столь поздний час по лесу шляется и с какой целью, и есть ли у этого кого-то друзья или нет? Тем более, если этот кто-то почти безоружная и на вид безобидная девушка. Извинился бы, да и распрощался, и пусть идет она на все четыре стороны. Так нет же, этому всенепременно приспичило докопаться и присосаться, как пиявка.
-Можешь считать, что это мое настоящее имя. Меня под ним тут все знают. А назови меня как-нибудь по другому, то вряд ли кто поймет о ком ты говоришь,- ворон покончил с трапезой, вспорхнул с руки и полетел к приближающейся Орианне. Почувствовав свободу движений, девушка стянула со своего лица респиратор и достала из сумки сигареты. Благое дело - покурить  после подобного сильного стресса. Неторопливо воскуривая девушка наблюдала за действиями птицы и даже слабо улыбалась иногда. Теперь-то выражение ее лица мог увидеть каждый, тем более что костер уже ярко разгорелся.
-Я смотрю, ты так и жаждешь меня прихлопнуть,- заметила девушка, обращаясь к Улисссу, -Все о кончине моей безвременной говоришь. Может тогда обойдемся без всех этих прелюдий и поисков моих товарищей? А? Может сразу пристрелишь меня, а мой хладный труп моим дружкам сдашь? Только я сомневаюсь, что они тебе за меня хоть копейку дадут,- Рыжая выкинула окурок в костер и достала новую сигарету. Она старалась сохранять самообладание, которое постепенно начинало ее покидать. Вроде бы и не в такие ситуации попадала и чудом выпутывалась из них, а тут вдруг раскисла. Может быть устала уже постоянно попадать во всякие передряги, а может быть просто устала. Неизвестно. Сама Ириан не могла дать себе четкий ответ на этот вопрос.
Механическая дева резко вскочила и кинулась в кусты. Даже шибко умным не нужно быть, чтобы догадаться, что она вздумала выкинутую склянку подобрать. -Я бы на твоем месте так не утруждалась,- окликнула она Орианну, -Тут подобного хлама полно,- и действительно, в такой близости от города лес больше напоминал помойку, нежели лоно дикой природы. Особенно вдоль самого тракта. Можно подумать, что каждый считал своим долгом непременно выкинуть какой-нибудь мелкий и не очень хлам. Сама Лиска старалась не мусорить на природе, но и других не порицала. Бессмысленно же. Образумить кого-то вряд ли получится, а свои мозги, как говорится, не вставишь.

Отредактировано Ириан д'Кхорн (10-11-2012 15:56:54)

+1

27

- В мире, где человеческая жизнь не стоит даже пули, о каких поводах может идти речь? - жрец отложил арбалет в сторону и сложил руки в замок, прижав их к груди. Немного странная позиция для того, чтобы в комфорте провести ночь у костра, но у мужчины были свои мотивы. - Если бы я хотел убить тебя, то сделал бы это сразу, а не вступал в препирательства.
Выходка Орианны заставила браконьера обернуться и властным тоном окрикнуть свою подопечную:
- Вернись. Нечего лазить одной по кустам в такое время. А склянка эта пусть валяется, мне местную живность жалко не больше, чем им меня. Лучше в сумке у меня поройся, споры, должно быть, уже всё масло выели досуха.
Осадив таким образом балерину, Улисс вернулся в исходное положение, чуть наклонил голову и тихим голосом заговорил:
- Тот, кто ждёт меня за порогом, услышь шёпот мой и внемли. Да не коснётся Твоя меня рука во сне, да не открою я глаза по ту сторону, да обойдёт Твоё дыхание близких моих. Да буду я десницей Твоей в бодрствовании, живой и неповреждённый. Сохрани меня от взгляда Твоего, або обратится он на тех, кто готов принять дыхание Твоё. Инцедо пер умбра. - завершив молитву, жрец медленно, будто на шарнирах откинулся на ствол поваленного дерева и закрыл глаза. Руки его из молитвенной позы просто сложились на груди.
Религиозностью Улисс никогда не отличался, однако сегодня вдруг решил прочитать молитву на сон грядущий. Почему? Тому было несколько причин. Первая из них: Алые жрецы никогда не выходили на задание, не помолившись. Эту вылазку можно было считать таким же заданием, только с другой целью. Ну и вторая причина заключалась в смысле молитвы. "Инцедо пер умбра" на хайготике означает "Шествую сквозь тени", и эта молитва - единственная, которую Улисс знал наизусть. Она была главной для Алых жрецов, отражала самую суть их работы и просила у смерти покровительства. Сейчас дозорный вложил особый смысл в слова "да обойдёт Твоё дыхание близких моих". Он боялся за Орианну. Действительно боялся, ведь кто знает, что придёт в голову металлической девочке среди ночи. Возьмёт, да и пойдёт гулять по лесу. А потом ищи её... если ещё найти удастся. С такими соседями - вряд ли. Впрочем, Улисс не думал, что рыжая попытается убить кого-то из них, а вот сбежать, прихватив с собой ценный экспонат - запросто. Всё, что оставалось жрецу - помолиться.
"Глядишь, так и остальные молитвы вспомню... дожил." - с ухмылкой подумал мужчина, уже проваливаясь в сон.

0

28

- Но... как же... так ведь неправильно...
Орианна, расстроенно "опустив" плечи, прекратила поиски и вернулась к костру. Подобное поведение местных было ей непонятно.
"Они ведь тут живут... наверняка есть какие-нибудь виды животных, нуждающиеся в защите, да и вообще... просто, это ведь лес, тут ведь нельзя так..."
Балерина не учитывала факт, что этот мир освоен не так хорошо, как её собственный, что здесь не используется каждый свободный метр, в отличие от её родного мира, где всё "свободное от городов" место было занято либо заводами, либо полями, которые возделывались машинами, собранными на этих заводах, а каждый "выживший" к тому времени участок, покрытый деревьями, оберегался, как зеница ока. Шар, уже переставший пытаться сбить с себя ворона, подлетел ближе, и стал кружить на небольшом удалении от костра.
Сев рядом с огнём, Орианна раздумывала, как провести ночь. Спутники наверняка лягут спать, поэтому лучше им не надоедать, бродя рядом, но и отключаться балерина не хотела, вдруг посреди ночи что-нибудь случится, а она лежит мёртвым грузом. Из этого Орианна сделала вывод, что, видимо, придётся провести еще одну одинокую ночь, но на этот раз еще и в тишине. Улисс, сидевший в странной позе, и что-то бормотавший, разомкнул ладони, и, оперевшись на дерево сзади, замер. Рыжая же, в отличие от жреца, видимо, пока не собиралась отдыхать. Вместо этого она коротала время, куря сигарету.
"Ждёт чего-то? Наверное, хочет уйти... если она захочет сбежать, когда Улисс уснёт, я не буду мешать. Если она, конечно, не попытается прихватить что-то, не принадлежащее ей. Хотя... с виду она не воровка... надеюсь, предчувствие это меня не обманет."
Орианна пристыженно отвела взгляд.
"Почему я плохо думаю о ней, даже толком не узнав? Что за... недопустимые мыслительные процессы? Ах, опять! Еще и это! Совсем уже голову теряю. Нужно поговорить с этой... Рыжей. И узнать нормальное имя, ведь... это же какая-то кличка, как будто у собаки, а не у человека."
Металлическое лицо снова поднялось, глаза сфокусировались на рыжей девушке. Не зная, с чего начать разговор, балерина негромко произнесла:
- Ээ... хм... а что, тут на самом деле так... пренебрежительно относятся к чистоте окружающей город местности? То есть... даже не следят за этим, никак не оберегают... живые формы?
От длинных пауз в собственных фразах Орианне стало неловко перед Рыжей, и она смущённо смолкла. Стыдливая мысль проскользнула в её голове.
"Никогда не могу нормально начать разговор... Что со мной не так?"

0

29

Сделав последнюю затяжку и выкинув окурок в костер, девушка в последний раз вдохнула свежий ночной воздух и снова натянула на свое лицо респиратор. На слова Улисса девушка лишь тихо усмехнулась, благо усмешки ее никто заметить не мог под маской, скрывающей половину лица. Рыжая уже успела убедиться в том, что эти двое никакие не бандиты, если судить по поведению, правда принадлежность их к какой-либо организации она так и не смогла понять. Впрочем, это уже не важно, ведь мужчина, судя по всему, уже собрался на боковую.
Ириан вслушивалась в монотонное бормотание и в итоге пришла к выводу, что это что-то вроде молитвы. Сама же Рыжая особой религиозностью никогда не отличалась, ведь в ее родном убогом и бедном мире никаких религиозных течений не было, не было храмов, алтарей, обрядов, молитв, так же, как и не было веры в душах людей.
В детстве старая бабушка, прожившая не один век, рассказывала маленькой рыжеволосой девочке, что когда-то давно в их мире все было не так. Некогда цветущий и свободный мир, где все были счастливы, потому что сохраняли гармонию с природой и почитали ее как божество, как-то слишком быстро попал под влияние монополистов, пришедших через портал и разрушивших все то, что так долго строилось поколениями. Был выстроен Завод, природа практически уничтожена, и люди перестали верить в могущество своего божества, которое так легко сломить. Вместе с верой начала угасать и магия, некогда бурлившая вместе со свободной кровью по венам. Однако бабушка была из числа тех немногих, кто не растерял веру, знания и магию. И она все пыталась привить это маленькой внучке, которая верой так и не прониклась, но все-таки поняла, что природу нужно уважать, хотя бы с точки зрения травника.
Казалось, мужчина заснул, но Лиса все еще не спешила сбегать. Во-первых, Орианна еще не спала, да и не собиралась, судя по всему. А во-вторых, Рыжая была не совсем уверена в том, что Улисс все же заснул. Поэтому немедленное бегство вполне может стать последней ошибкой в жизни девушки.
Усевшись чуть поудобнее, Ириан не нашла ничего лучше, как молча разглядывать чудо инженерной мысли и ковырять землю небольшой палочкой, на которую случайно наткнулась ее рука. Никогда еще Лиска не видела разумных, можно даже сказать, живых автоматов. Всякие болванчики, умеющие выполнять какую-нибудь несложную монотонную работу или механические зверушки не были чем-то из ряда вон выходящего, а вот металлические девчонки, беспокоящиеся об окружающей среде были просто нонсенсом. Хотя в один момент сталкер уже начала подумывать над тем, что Орианна является искусно сделанной игрушкой, не имеющей собственного мнения. Ведь не просто же так она каждому слову Улисса повинуется.
Ириан так и подмывало спросить о происхождении Орианны, но она не решалась. Мысли блуждали уже где-то далеко, как металлическая девушка вдруг заговорила. Речь ее была немного непривычной для восприятия обычного человека, да и судя по всему, каждое слово давалось ей с некоторым трудом. Ириан в ответ пожала плечами.
-Не знаю, я не слишком долго здесь, чтобы с полной уверенностью обсуждать такие моменты. Я могу лишь судить по своим наблюдениям. А они говорят мне, что никто тут о природе заботиться не собираются. Мало того, мне кажется, что ее хотят намеренно изничтожить. Наверное, все дело в спорах, которые не позволяют местным понять, что природа - это не только опасно, но и прекрасно.-

Отредактировано Ириан д'Кхорн (15-11-2012 01:32:17)

0

30

Орианна сидела рядом с костром, обхватив колени руками, по старой, еще человеческой, привычке. Смущение немного, но успокоилось, поскольку собеседница не выказывала никаких признаков враждебности или отвращения, к которым балерина успела привыкнуть в своём мире, и всё еще не могла отвыкнуть в этом. Редко кто соглашался поддержать разговор с "дьявольским отродьем". Когда Орианна попыталась объяснить одному из таких "проповедников", как же обстояли дела на самом деле, из "дьявольского отродья" она превратилась в "проклятую нежить, пожравшую душу молодой девушки и принявшую искажённый облик той". Да, машинная память позволила запомнить все эти оскорбления до единого, хоть Орианна и пыталась не поднимать эти воспоминания лишний раз. Каждый в родном мире, кроме очень узкого круга доверенных лиц, ненавидел и боялся проявления машинной жизни, которым являлась балерина.
Но в глазах собеседницы Орианна не видела обычного презрения или страха. Там был, возможно...интерес? Девушка надеялась на это. Ведь это значило бы, что вокруг есть уже два исключения из правила, которое делало её объектом косых взглядов. А, раз есть два исключения, значит, есть возможность, что их больше.
Мысли, однако, чуть не заставили девушку потерять нить с таким трудом начатого разговора. Слова о том, что сталкерша и сама не из этого мира, сначала удивили Орианну, но потом она решила, что и сама она, такая же, явившаяся из портала, по сути, тоже не устроилась на нормальную работу после прибытия в этот странный мир, а пошла работать в дозор. Действительно, пожалуй, лучшая работа для бывшей балерины. Видимо, большинство прибывших сюда через портал никак не могло влиться в нормальное общество этого мира, и становилось подобными отщепенцами. Сталкерами, стражей, дозорными, кем-то еще, кто может быть один и не особо лезть в разговоры с людьми.
Последовавшие далее слова о том, что природу здесь не то что не оберегают, а чуть ли не хотят уничтожить, озадачили Орианну.
"Ведь ясно же, что эти самые споры производятся не всем подряд, а чем-то одним. Зачем же уничтожать остальное? Почему-то я думаю, что ни одно из растений вокруг этих самых спор не производит..."
Произнесённое вслух не сильно отличалось от мыслей:
- Это очень... странно. Неужели здесь нет учёных, которые могли бы найти источник появления этих... спор? Ведь не может же всё вокруг производить их. Это не самый эффективный способ размножения растений, как мне кажется...

0


Вы здесь » FRPG "Портал" » Архив » Архив постов